Текущее время: 19 ноя 2017, 11:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Добро пожаловать! Регистрация! Правила Форума!


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 Гей романтика: рассказы, истории, дневники 
Автор Сообщение
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Две истории из жизни

Я увидел его в одной компании на вечеринке. Паренек сразу привлек мое внимание своей какой то необычностью и "независимостью" чтоль. На вид ему было лет 20(впоследствии оказалось 19)он был довольно стильно одет,обладал привлекательной внешностью и фигурой, замечал на себе восхищенные взгляды других парней и безусловно чувствовал себя раскованно и комфортно.

Признаюсь вам, я не люблю таких юношей. Они знают себе цену(порой вовсе необоснованно)задирают нос, а потом плачут "почему меня все не любят?"Этот типаж был именно таков и он быстро перестал меня интересовать. Пробыв на вечеринке какое то время, я решил покинуть сие действо и уехать домой. Попрощался со всеми и спустился к машине. Возле подъезда, на лавочке сидел и курил этот паренек..

-Уже уезжаешь?- вопрос как будто адресовался и не мне.

-А ты что, скучать без меня будешь?- вопросом на вопрос иронично спросил я

-Кто знает...-его тон показался мне не слишком шутливым. Димка(а именно так мне представил его хозяин гулянки)смотрел на меня пристально и как бы изучал. Он был красив и мне легко представилось как Димка кружил голову и охмурял многих парней. Но сейчас в его глазах не было игривости или намека на флирт, а только грусть.

-Можно тебя подвезти?-

-Да, если тебя не затруднит,- Димка затушил сигарету и подошел к машине.

Всю дорогу мы молчали, лишь Дима иногда уточнял дорогу к его дому. Наконец мы подъехали, он поблагодарил меня и уже открыв дверцу, вдруг обернулся...

-Ты даже не поцелуешь меня на прощание?,- юноша был даже где то растерян таким невниманием к себе)))

Я усмехнулся, пожелал Диме спокойной ночи, тем самым пояснив что разговор окончен.

На следующий день, через парня-устроителя вечеринки, он нашел мой телефон, написал много смс.. но это уже совсем другая история))

P.S. Мы прожили с Димкой вместе год и любили друг друга. Почему расстались? Ну вспомните о своей жизни и любви...ведь Вы тоже расставались))Сейчас(а прошло около 4 лет)он живет в другом городе. Парня у него нет.

*** *** ***

Полулежа в кресле, я лениво перелистывал сайт знакомств. Захудалый такой сайт, не из центровых, на которых тысячи. Палец автоматом щелкал по мышке, перебирая одну анкету за другой. Не то чтоб меня интересовал поиск, больше просто делать было нечего и меня обуял пофигизм))

Одна из анкет привлекла внимание названием города. Это был город где я живу. Ко всему прилагалась еще и фотка ужасного качества. С нее смотрело НЕЧТО непонятное (фотка была жутко темная)но даже общие очертания были незнакомы мне)

Тут необходимо сделать пояснение.

--- за год проведенный с Димкой(см. предыдущую запись)я успел узнать практически всю пидо-богему нашего города. И тех, кто хоть каким то образом с ними пересекался, общался, трахался, выяснял отношения и.т.д.

Т.е. мне казалось, что я знаю подавляющее большинство местных геев..

Парня на фотке я точно никогда и нигде не встречал. Написал ему буквально пару строчек, больше из любопытства. Да и не подходил я под большинство его заявленных критериев, включая возраст. На следующий день получил ответ в котором был следующий текст-

"Можем познакомиться. Возраст не главное, важно чтоб человек был хорошим"......и номер телефона))вот так сразу. А я поразмыслив минуты 2 позвонил..

Голос мне не понравился сразу. Более того, мой собеседник смешно шепелявил. Он оказался студентом,23 года, очень загруженный учебой и вылил на меня ушат никому не нужной академической информации)Зачем то пообещав мне еще позвонить, распрощался и я с облегчением забыл о нем.

Прошла неделя. Погруженный в заботы я и не помнил о шепелявом студенте, как вдруг раздался звонок! Звонил он(про себя я окрестил его пренебрежительно "ботаник")снова чего то наболтал и предложил встретиться "попить пивка".Промычав что то в трубку, как видно что то положительное, я услышал "договоримся позже" и гудки отбоя))

Когда спустя ЕЩЕ НЕДЕЛЮ я услышал в телефонной трубке его голос, то был готов послать его...но он снова нес что то про занятость, сессию и.т.п. Я прервал его - назвал дату и место встречи. Голос и тон, как видно не подразумевали обсуждений и он согласился. Скажу честно, он потом еще переносил нашу встречу разок, на что то снова сославшись и когда пришел день наконец то увидеться, желания особого у меня уже не было. Но раз обещал- нужно ехать к месту свидания))

Я подъехал ровно к 7 и мальчик оказался тоже пунктуален- я не прождал и двух минут. ...Ко мне приближался очень симпатичный паренек. Я даже на мгновение подумал, что мой "ботаник"не может быть таким и я машинально стал смотреть, не приближается ли к месту оговоренной встречи еще кто-нибудь.

Меж тем паренек приблизился и мило улыбнувшись, протянул руку.

-Слава, а ты наверное ****?,-парень назвал мое имя и дружелюбно глядел в глаза.

-Ну что, поедем посидим где то?, -я наверное плохо мог скрыть растерянность и потому буркнул это не слишком приветливо.

Мы сели в машину и Слава сразу назвал место, где хотел бы посидеть. Мне и это понравилось, потому как зачастую на первом свидании, возникали небольшие напряги с тем,"куда пойдем"

Место выбранное "ботаником" было очень уютным и тихим. Небольшая кафешка, где столики располагались в импровизированном саду и было в этом нечто романтичное.

Произведя заказ, я устроился поудобней и...принялся слушать, т.к.парняга уже вовсю рассказывал что то из студенческой жизни и быта, потом плавно перешел к рассказу о своем прошлом, о семье, об увлечениях....

Где то час я вообще не задавал вопросов и относился ко всему тому, что он говорил, довольно поверхностно. Однако потом я стал слушать все внимательней, вставлять и свои реплики и постепенно разговор перешел в полноценный диалог.

Чем же "зацепил" меня парнишка по имени Слава?

Многие из вас скажут- "внешностью".Отрицать что внешность имеет значение было бы нелогично по меньшей мере, да и кому лукавить? Конечно, он понравился мне внешне. Но!!! не это было главным абсолютно точно! Открытость, доброжелательность, общительность и при этом суровая категоричность в желании "построить серьезные отношения"-многое понравилось мне в это первое свидание.4 часа пролетели незаметно и нужно было расставаться. Когда то давно, я взял себе за правило, максимально не показывать на первом свидании, понравился мне человек или нет. Так поступил и на этот раз. Мы распрощались и отправились по домам. Еще по дороге домой, возвращяясь мыслями к этому свиданию, интуитивно, я уже понимал что мне не просто хочется увидеть его снова. Хочется не потерять его…

Утро встретило меня солнцем, тяжелой головой и смской в мобиле. Сомнений от кого смс не возникло ни на йоту. Славка желал мне хорошего дня и просил не забывать о его существовании.

Под тугими струями прохладного душа я стал очень громко хохотать, понимая что влюбляюсь прямо на глазах. Ни о чем ином, кроме как о моем "ботанике" думать уже не хотелось. Прошлепав еще мокрыми ногами в кухню и сделав себе чай, я принялся писать смс

"Ты станешь моим парнем?"...........ровно минута -"Да"........

P.S. Славка, милый мой! Уже четвертый год мы вместе. Уже почти два года я называю тебя своим супругом. Каждый день, просыпаясь с тобой рядом, я благодарю Бога за то что послал мне и тот сайт и ту ужасную фотку, и то первое свидание...Время идет, а чувства как хороший коньяк, становятся насыщенней ,крепче, ценней."Ботаник",спасибо что ты сделал счастливым еще одного человека на Земле.

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Автор: Димка

Изображение


22 окт 2016, 16:12
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Три встречи в апреле

Зелёный тяжёлый поезд стремительно и настойчиво нёсся по пробуждающейся апрельской земле. За окнами вагонов мелькали небольшие домики со своей жизнью, застывшей и молчаливой, со своими тайнами. Пики елей с мохнатыми клочками тёмно-зеленых веток сменялись серыми голыми деревьями, стоящими равнодушно и вытянувшими длинные тонкие ветки к небу.

Я ехал к нему без надежды, без уверенности, заранее зная, чем всё закончится. Но если бы он жил не там, куда я ехал, а в другом месте, я бы всё равно помчался бы к нему. Потому что по-другому было нельзя - я болел им, думал о нём и днем, и ночью, засыпая и просыпаясь. "Почему он? - сотни и тысячи раз я задавал и задавал себе этот вопрос. - Ведь вокруг есть люди красивее, может быть, лучше". На этот вопрос был только один ответ: он - моя судьба и моя жизнь.

Мелькавшие за окнами пятнистые стволы берёз смешивались со светло-серой густой порослью то ли высоких кустов, то ли низких деревьев. Одной только природе была известна гармония и чередование всего на свете. Поезд всё летел и летел, приближая меня к превращению моей мечты в реальность. Мне казалось, что я всю жизнь спал, и только сейчас пробуждаюсь от одиночества, которое незаметно завладело мной, свив уютное гнёздышко в душе и захватив моё тело. Всё казалось обыденным, плоским, равнодушным, уютно-привычным и даже каким-то серо-тяжёлым. Пропал вкус к жизни. Всё стало как диетическая пища - постным и необходимым. Я чувствовал, что тону в болоте одиночества, медленно и неотвратимо.

Россия встретила меня прозрачными весенними слезами, пасмурным серо-голубым небом с разрывами облаков, зелеными фуражками таможенников и насморком. Крупные капли дождя прилипали к окнам вагонов и стекали по стеклу, как слёзы по чумазому грязному лицу, оставляя за собой мокрый кривой след. А может, я всё это придумал?

Первая встреча

Я снова здесь, в этом городе. Уже нет прежнего благоговения и торжественного страха перед его пафосом. Город уже кажется обычным, с стандартными зданиями, типичным машинно-людским потоком, нарастающим днём и утихающим ночью. Каждый из этих людей имеет своё лицо, свою судьбу, своё прошлое, настоящее и, конечно же, будущее. Но все они кажутся массой, бестолковой и единой, в этом городе, милостивом, если ты силен в жизни, и равнодушным к тебе, если ты слаб. Впрочем, так происходит в любой точке земного шара.

Холодно. Почему мне в нём всегда так холодно? И голос... Это был не его голос. У него не могло быть такого голоса. Он опаздывал. Я начинал психовать и теряться в догадках.

Такие моменты очень редки в жизни, они остаются в памяти до конца жизни. Ты понимаешь, что то, на что ты надеялся и чего ждал, происходит именно сейчас, в это мгновение. Время необратимо, но иногда оно кажется нам тягучим, замедленным.

Да, это был он. Я сразу узнал его. Чёрные густые волосы, серёжка в ухе. И глаза... Потрясающие глаза. Какая-то неведомая, неосознанная сила толкнула меня. Не зная, что делать и как правильно поступить, я подошёл, ни на миг не отрывая от него взгляда (боялся потерять), и прикоснулся к нему. Мне показалось, что лёгкая, чуть заметная улыбка появилась на его лице.

- Привет.

- Привет, - он не удивился. - Пойдём.

Не знаю, я, наверное, ждал тёплой встречи, объятий, восклицаний, а тут была холодная вежливость или, лучше сказать, вежливая холодность.

- Боже, ты ещё совсем юный, - я смотрел на него немного разочарованно. - Я представлял тебя другим. Я думал, ты побольше, покрупнее... на фотках ты большой.

Мне показалось, что он немного смутился.

- Я тебя тоже другим представлял, вот, - сказал он.

"Каким?" - хотелось мне спросить, но я промолчал. Мы шли вдоль большой шумной улицы. Я пытался острить, чтобы рассмешить его. Все это шло от моей внутренней скованности и растерянности - незнания, как себя вести. Во время остановки перед светофором я жадно разглядывал его и всё ещё не мог совместить образ, созданный моим воображением, с человеком, который шёл рядом со мной. Я не спрашивал, куда мы идём - он уверенно вёл меня. Я говорил и говорил, пытаясь как-то успокоить себя, стараясь избежать неловкой паузы, видел, как он слушал меня и смеялся. О чём он думал? Какие чувства были в нём?

- Слушай, я хотел тебя попросить помянуть моего брата. Сегодня как раз сорок дней.

Как долго я об этом думал, как мне хотелось сделать это именно с близким человеком... Пластмассовые стаканчики наполнились янтарной жидкостью.

- Вечная память.

Мы выпили.

- Спасибо, - я почувствовал благодарность к нему и посмотрел в его глаза.

Они были тёмно-синими, сапфировыми, того же цвета, что и холодная река, на берегу которой мы сидели. Казалось, он был частью реки, голубого неба, частью этого города. Мимо нас проплывали белые льдинки. В них были вморожены прозрачные куски кристалликов, напоминающие разбитые буквы.

- Мне это напоминает слово, которое составлял Кай во дворце Снежной королевы. Ты знаешь его?

Это был своего рода тест. Слово было странным, взрослые уже не помнят его.

- Вечность, - ответил он сразу и довольно пояснил. - Я перечитал все сказки Андерсена. Вот.

- Надо же!

"Вечность" из льда плыла по реке. Наверно, Кай ушел к своей Герде, оставив Снежную Королеву в её холодном гордом одиночестве в разбитом дворце.

- У тебя есть любимые места в городе?

Он на мгновение задумался.

- У меня их несколько.

Мы опять куда-то шли: он показал мне ещё несколько домов, связанных с его воспоминаниями; мимо одного здания мы прошли несколько раз; в некоторых местах, где можно было загадать желание, я загадывал (нетрудно догадаться, какое).

- Как твоя проблема?

- Решается.

- Что ж ты так?

Он смутился и что-то промямлил. Мы стояли на мосту и смотрели вниз на воду. Казалось, что опора моста плывет навстречу белым ледяным островам с разбитым словом, и нос корабля, врезаясь в них, раздвигает их в стороны.

- Какой цвет у этого неба?

- Лимонно-серый. Вот.

Я засмеялся и сказал:

- Я думал, ты дуркуешь, говоря "вот", - он тоже засмеялся, может быть, от смущения, а может быть, действительно, ему было смешно. - А ты на самом деле такой.

Мы уже стояли возле станции метро, настала пора расставания.

- Подожди, не уходи! Дай я тебя рассмотрю.

Я был бесцеремонен. Мне хотелось снова и снова смотреть на него. Он тоже стал смотреть на меня, чуть смутившись, но с достоинством. Казалось, что я пью с его лица и никак не могу утолить жажду.

- Спасибо, - сказал я.

Он не спеша ушёл в станцию метро.

Встреча вторая

Всё то, что подолгу накапливалось, о чём я думал и что переживал, вдруг как-то неожиданно стало выходить. Выходило всё это сумбурно, криво, плоско и некрасиво. Мне казалось, что каждая фраза, каждая мысль должны быть объёмны, красивы, доходчивы, должны вызывать понимание, чувственную реакцию, ведь я столько пережил и передумал. Но ответом было только молчание. Я пытался ещё что-то сказать, выдавливал из себя фразы и уже понимал, что они никому не нужны: ни ему, ни, в конечном счете, мне. Становилось стыдно за свои слова. И только чувство безнадёжного отчаяния всё ещё пыталось что-то изменить в патовой ситуации.

- Я ни перед кем так не унижался, как перед тобой. Много было ситуаций в моей жизни, из-за которых я страдал. Я счастлив, что ты оказался лучиком света в моей жизни.

Говорил ещё какие-то слова, не мог их не сказать. Я задыхался без него. Он молчал и что-то медленно и задумчиво передвигал на столе. Когда я умолк, иссякнув, то увидел, что его рука медленно и бездумно передвигала салфетку и зубочистку по бардовой материи. Он нервничал? Наверно, нет. Я не могу сказать, что он испытывал. Наверно, какие-то чувства в нём всё же были. Мне даже показалось, что это понимание и жалость.

- Не надо ничего говорить, - попросил я, стараясь предупредить его слова.

Я боялся услышать его ответ. Он отрицательно покачал головой, его прекрасные глаза в темноте казались тёмно-синими, почти чёрными. Наступила неловкая пауза.

Может быть, было бы лучше, если бы он ругался, кричал на меня? Может быть, тогда бы я отстал? А может быть, наоборот, я бы ещё больше страдал и унижался? Было бы хуже? Хотя... куда уж хуже?!

Хотелось обо всём рассказать, ведь это так долго во мне собиралось и требовало поэтому направленного выплеска. Хотелось его обнять и прижать к себе, почувствовать запах тела, уткнувшись ему в шею. Было очень больно в те моменты, когда я представлял, что кто-то чужой прикасается к его телу, целует его в шею, ласкает его и что это взаимно. Я знал, что существует единственный способ прекратить это - расстаться, хотя, может быть, потом чувство станет ещё сильнее. Неизвестно, куда качнется маятник судьбы.

Затягивать паузу было нелепо. Я понял, что мне надо прервать разговор, попросил счёт.

- Я никогда не заставлю тебя делать того, чего ты не хочешь, и ты это знаешь. Он был растерян и не знал, что делать с моей любовью, ведь взаимности не было. Наверное, мне надо было быть более настойчивым.

В тот день он отказался от большого подарка, выбрав небольшой альбом по искусству. Он был прав, он всегда был прав. Или это судьба вела меня?!



Часть 2 (последняя)

Третья встреча

Он шёл мне навстречу в новой куртке, и я не сразу увидел его. Куртка была цвета хаки и шла ему, подчеркивала его фигуру.

- Примерил другую куртку, а на груди как будто сиськи появились, - рассказывал он, улыбаясь. - Не хочу иметь сиськи.

- Подойди поближе, - мне хотелось коснуться его.

Я потрогал ткань новой куртки.

- Ещё ближе, - погладил я его тело и неожиданно для себя сказал, - у тебя хорошая попка.

- Толстая. Вот, - он засмеялся, а я улыбнулся его кокетству.

- Посидим где-нибудь.

- Пойдём на набережную, - видимо, ему очень нравилось бывать там.

По дороге мы захватили большие бутерброды и сладкую воду. Я хотел взять вместо воды что-нибудь покрепче, но увидел, что ему это не нравится.

- Ну, ты вредина.

- У меня есть друг, так он ещё вреднее меня, вот.

Мне почему-то стало грустно от этих слов.

- Вреднее не бывает.

Мы опять проходили мост, но льдинок с "вечностью" уже не было - наступало тепло. Снежная Королева, наверно, уже умерла, а может быть, заболела и лежала одиноко во льдах.

- Скажи "мяу", зая, - мне захотелось подурачиться, - ну, скажи "мяу".

Я засмеялся и стал дёргать его за рукав. Он не говорил, раздумывая, и всё-таки решился.

- Мяу, - сказал он и тоже засмеялся.

- Ты сказал "мяу" примерно как "отстань". Скажи "мяу" как следует, - я опять дёрнул его за рукав.

- Мяу, - сказал он громко, и мы засмеялись.

Было приятно, что я добился своего.

- Ты не обижаешься на то, что я называю тебя "заей"?

- Не знаю.

Мы опять были на набережной, болтали обо всём. С ним интересно было разговаривать. Он рассказывал, что собирается работать модельером.

- Ты знаешь, у тебя получится, - согласился я и увидел, что ему были приятны мои слова.

Тёмно-синяя река всё так же дышала холодом. Я поймал себя на мысли о том, что южные реки не такого цвета.

- На юге реки не такие - они зелёные.

- Да? - удивился он.

- У меня есть знакомый с юга... - начал было он.

Но я его перебил:

- А я его знаю!

Он засмущался:

- Ну и знай... - и прервался, наверное, обиделся.

Мы сидели на гранитных ступеньках и жевали бутерброды. Я наблюдал за ним. Он ел аккуратно, не спеша, не роняя ни одной крошки, съедая всё. Весенний ветер раздувал его смоляные волосы.

- Ты маньяк, - сказал он мне, откусив небольшой кусок, и, наверно, чтобы не огорчить меня, улыбнулся.

Я обиделся, есть расхотелось.

- Ты же знаешь, что я не такой? Зачем ты так?

То, что было в подсознании, в чём я боялся сам себе признаться, вдруг неприятно обрело реальный облик. Только безумный человек, человек, уже потерявший контроль над своими чувствами, потерявший достоинство, самоуважение, стыд, может себя так вести. От понимания всего этого стало горько, неприятно и безнадёжно.

- Извини. Вот.

Мы помолчали.

- Слушай, а тебе никто не угрожал, не обзывал тебя в инете?

Он задумался.

- Был один натурал. Хотел переспать с парнем. Всё удивлялся, что у нас тоже могут быть чувства, - немного подумав, он добавил, - наглый такой.

Я тоже рассказал о своих контактах. Мне показалось, что он как-то изменился, слушая меня. Это был уже другой человек - чувственный, страстный, желающий. Мне и хотелось, и не хотелось поговорить с ним о его близких друзьях. Но мучительно было бы терзать себя - ревнивый зверь, сидевший внутри, пожирал бы меня.

Я коснулся его волос. Они были мягкие и густые.

- У тебя мягкие волосы, - сказал я.

- Нет, они жёсткие. Вот, - возразил он.

Апрельское неяркое солнце играло бликами на поверхности реки.

- Я скоро уезжаю.

Он промолчал. Хотелось плакать, но я знал, что этого делать нельзя. Это было бы банально и театрально. Я помнил его рассказ об одном его друге, который заплакал во время прощания, а он на него тогда накричал. Второй раз это было бы противным фарсом.

- Подари мне что-нибудь, - попросил я.

Он открыл свою сумку и стал что-то в ней искать.

- Посмотри, - он протянул мне свои конспекты с лекциями, - это мой почерк.

У него был аккуратный, понятный почерк.

- Вот, - протянул он мне двойной листок в клетку, на котором были нарисованы симпатичные звери.

- Это всё ты нарисовал?

- Не всё. Вот это - я, - показал он на симпатичную мордочку котёнка, - а это нарисовала подружка по парте.

Я рассматривал его рисунки.

- Забавные. Напиши на них что-нибудь.

Он достал ручку и написал посвящение. Затем снял металлическую пластинку с кольца с ключом и отдал её мне. На кусочке лёгкого металла на черном фоне был изображён дракон и выдавлена надпись "Эпидемия".

- Что это?

- Это группа такая. Вот.

Пластина была ещё тёплой от его рук (она и сейчас со мной, и всегда тёплая, когда бы я её ни взял в руки).

Кто-то позвонил ему. Он не спеша достал мобильник в тёмно-бордовом футляре и стал разговаривать с кем-то из своих подружек.

И пока он сосредоточенно разговаривал, я подумал: "Пока ты ещё им нужен, но скоро это пройдёт. У них появятся мужчины, настоящие мужчины, самцы. Твои подружки будут до безумия хотеть их, страдать из-за них и жаловаться тебе на них. Но они будут любить их. А ты... Ты будешь внимательно выслушивать своих подружек, искренне жалеть их, жить их жизнью. Ты будешь оставаться хорошей подружкой их ранней и нежной юности. Ты останешься куклой, с которой они любили играть, которую целовали в щёку, которой доверяли свои самые сокровенные тайны. Кукла будет лежать где-то, спрятанная и забытая. Иногда на неё будут натыкаться, радостно ей улыбаться, брать её в руки, вздыхать, целовать и снова забывать о ней, потому что она будет уже не нужна. Ты не сможешь и не захочешь понять, что происходит, будешь капризничать и дуться, но ничего изменить уже не сможешь - твоё время уйдёт...".

Закончив разговор, он аккуратно надел чехол на телефон и спрятал его в сумку, висевшую через плечо. Всё у него было в футляре, всё было хорошо и на своём месте, даже чувства. Хотя я догадывался, что это не так.

Зашли в церковь. Сегодня был праздник, и внутри были люди. Немного побродив и осмотрев всё, я вышел. Он немного задержался, а выйдя, возмутился:

- Много женщин было с непокрытыми головами, - и добавил, - это неуважение к церкви.

- Хм, - сказал я и подумал: "Во всём ты ищешь порядок".

Мы подходили к станции метро, где должны были расстаться.

- Как ты смотришь на то, что я приеду ещё раз?

Он улыбнулся.

- Было бы здорово. Вот.

Он уходил в прошлое, в воспоминания, улыбнувшись и подняв слегка руку. Совсем как там - в альбоме, на фотографии.

- Пока.

- Пока-пока.

Он улыбнулся чуть смущённо и ушёл. Я оглянулся - я не мог не оглянуться - он поднимался по лестнице.

Сожаления не было. Я знал, что скоро снова увижу его, надо только немного подождать. Я чувствовал, что огромное чувство, возникшее во мне и уже управляющее мною, ведёт меня куда-то в неизвестность. Может быть, к краю пропасти, а может - к вершине блаженства. Я понимал, что таким, каким был прежде, я уже не буду. Со мной осталась моя физическая оболочка, мои рефлексы, мои инстинкты. Но я стал другим человеком, другим существом.

Опять летел поезд, трясся вагон, и незнакомые люди окружали меня. Я думал, что уезжать будет тяжелее, и сам поразился той крепости духа, которая проявилась во мне. Я ощущал спокойствие, ожидание и терпение. Я ехал разобраться в себе, но так и не разобрался. Может быть, не смог... или не захотел. Человек за всё в жизни платит. И сейчас я тоже расплачивался.

***

Ночь. Темно. В окно смотрит золотая луна. Твоя красивая голова с мягкими густыми волосами лежит у меня на плече. Лицо уткнулось мне в подмышку. Моя рука затекла, но я не хочу тебя беспокоить. Мы лежим, прижавшись друг к другу. Нам тепло и хорошо. Ноги переплелись. Так, как ты любишь. Сок нашей любви склеил наши тела и стёк немного вниз. Мы единое целое. Единый организм. Я молча с любовью смотрю на тебя, на твои прекрасные густые ресницы и румяные щеки. Я счастлив, как никогда. Хочется плакать, но я не могу, ведь ты этого не любишь.

- Я тебя люблю, - говорю я ему.

Он улыбается во сне. То ли этим моим словам, то ли словам, сказанным накануне (Муза, попу прикрой!), то ли своим цветным и сказочным сновидениям с феями. Он тихо сопит, а я счастлив.

Ты прав - ты сделал то, что должен был сделать. Я ни к кому не испытывал таких сильных чувств, как к тебе, потому что я тебя люблю. Тебе предстоит ещё большая, долгая жизнь. Я не хочу, чтобы у тебя было столько плохого, сколько его было у меня. Хочу, чтобы ты был счастлив. А сейчас спи, зая! Мой сладкий и чистый юноша.

Всё проходит - остаётся лучшее... Спасибо тебе, Котёнок!

Автор: Олег Игорьин

Изображение


24 окт 2016, 18:34
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Безответная любовь

Горе сердцу, которое льда холодней,
Не пылает любовью, не знает о ней.
А для сердца влюбленного - день, проведенный
Без возлюбленной, - самый пропащий из дней!


Омар Хайям.

Дорогой читатель! История, которую я хочу вам поведать - кусочек моей жизни, моих страданий и любви. Прежде чем я расскажу об этом, я бы в качестве предисловия (вступления) немного позволил бы себе обсудить тему любви, тему преданности, тему откровенности, преданности, верности: И мне бы хотелось от вас, уважаемые читатели, получить некоторые оклики и размышления по всему этому. Может быть, я где-то ошибку допустил?

Так получилось, что я познакомился с пареньком, в которого я влюбился <поуши>. За время нашего с ним общения я много чего пережил. Страдал, любил, плакал: Любил <белой и чистой> любовью. Старался понимать, поддержать его в трудные минуты. Он часто делился со мной своими проблемами, что в свою очередь делал и я. А я, как человек старший его по возрасту, поддерживал, успокаивал его, вселял в него силы и уверенность. Любить человека - это значит сострадать, уметь прощать. И мне кажется - это самые главные качества между двумя сердцами, в которых возникают чувства. Я сейчас не могу знать, что он испытывал по отношению ко мне, что чувствовал, что хотел: Но по крайней мере я могу открыто сказать, что ИМЕННО я испытывал и чувствовал вместе с ним. Между двумя людьми редко бывает так, что они любят друг друга взаимно. Если кто-то это говорит, то это, значит (в основном), кто-то врет. Самое естественное в этом мире это, когда один любит, другой позволяет себя любить. По крайней мере это не ложь. Я сейчас понимаю, что он не позволил себя любить. А меня мучает вопрос <ПОЧЕМУ?> Кроме того в моем понимании любовь это не только секс в постели, это нечто возвышенное. Это когда хочешь быть вместе со своим любимым, хочешь, чтобы ему было просто хорошо с тобой, чтобы он получал внеземную энергию, которая сможет помочь преодолеть все тяжести и невзгоды в наше трудное, жестокое и несправедливое время.

Я же хочу сказать, что это была моя первая и настоящая любовь. Я благодарен судьбе, что все это со мной произошло, даже не смотря на то, как грустно все закончилось - В моем сердце остался кусочек части ... <пропитанный до каждой клетки> этой любовью, этим человеком, которого я никогда не забуду, несмотря на то, что он несправедливо поступил по отношению ко мне. Мне очень обидно, что он мои чувства предал. В конце концов можно было сказать, что он не испытывает ко мне никаких чувств и мы бы остались просто хорошими друзьями. И я бы его понял, т.к. любил. Человек, который не любит, не может этого понять. А я любил, любил, любил:


Вот собственно теперь я хочу прейти к этой истории. Я специально изменил имена. Некоторые детали я не буду описывать.

Все началось в предновогодние вечера 2001 года. Блуждая по безграничным пространствам Интернета я набрел на доску объявлений. Увидел объявление <Есть кто из города N?>. Я и написал <А ты из города N?>. И как я был рад, когда получил ответ на этой же доске. Что он из этого города. Наш городок небольшой. Хотя сейчас можно сказать, что голубая жизнь бурлит и кипит, течет своим чередом. И началась наша переписка. Он мне писал, что он очень обрадовался такому стечению обстоятельств, что нашел человека по теме. Я - тоже. Мне помнится, что под новый год (в третий день нашего знакомства по Интернету) он как-то написал, что я <прыгаю от счастья> занимаясь сервировкой новогоднего стола. Мы с ним переписывались в течение двух месяцев. Были очень откровенные и доверительные рассказы друг о друге. Иной раз мы с ним долго засиживались в аське. Даже не замечали время, как наступало утро. И мы уходили спать, <окрыленные этой сладостной> беседой. За время нашего общения выяснялось, что много чего было с ним общего. Вы не поверите, как мы постепенно <проявлялись> друг другу. Мы, средствами связи использую NetMeeting, в первый раз услышали свои голоса. Это был очень приятный и нежный голосок. Мы обменялись фотографиями. Но до этого мы были очень осторожны. В начале и имена наши были завуалированы. Помню один раз, при общении, мы что-то заговорили с ним о музыке. Я сказал, что мне нравится песня <Зеленоглазое такси>. И он загрузил через инет эту песню, послушал и сказал мне: <Спасибо тебе за эту песню>. И сейчас мои воспоминания связаны с ним именно с этой песней. Бывало так, что за один день мы успевали написать друг другу по три письма. Это были такие минуты, что ... невозможно здесь что-либо описать. Желание поскорее увидеть человека, который открылся тебе, которому можно было бы посмотреть в глаза, которому можно было довериться и который всегда был бы с тобой, ускорило нашу встречу.


И вот, наступил день, когда мы встретились. Зимний февральский воскресный день 2002 года. Мы заранее договорились, что встретимся в 12.00. Там, где была назначена встреча было несколько человек. Но я сразу понял, что это ОН. Он стоял спокойно. И ловил взглядом как я подхожу к нему. Передо мной стоял парнишка в джинсах, в темной курточке, без головного убора со стильной прической. Погода была очень спокойная и тихая. Тихо падал снег. Я протянул ему руку и спросил: <Женя?>. А он: <Рустам?>. И мы пошли гулять. Далее зашли в кафе. Посидели там. Выйдя из кафе мы еще долго гуляли по городу. Рассказывая друг другу о себе. Так пролетел первый день нашего знакомства. Мы с ним провели пол дня. И, конечно же, потом придя домой и я, и он написали друг другу письма. Это было что-то такое:я даже не мог себе поверить, что все это происходит со мной, я не верил, я думал, что это просто сон. И я думаю сейчас, наверно вот тогда и был <заложен фундамент> наших отношений. Отношений, которыми я стал дорожить, которые для меня стали чем-то божественным. Тогда эти отношения только зарождались. Это подобно новорожденному ребенку, который рождается беспомощным, безгрешным, чистым в прямом смысле слова. И надо было <этого ребенка> ставить на ноги, знакомя его этим миром. Это мое сравнение наших отношений.

Дальше обстоятельства развивались так, что мы очень много писали письма, реально встречались. Бывало, что он заходил ко мне на работу и мы за чашкой чая или кофе беседовали с ним обо всем. Я помню одну из наших встреч, когда мы с ним в первый раз были в близких отношениях. И я, и он были <до чертиков> скромными, что никак не могли сделать первый шаг друг другу. Но это произошло. Он протянул руку. Я положил свою сверху. Все было понятно дальше и без слов. Я первый раз по настоящему почувствовал его нежные и теплые руки. При встрече мы всегда пожимали себе руки. Но в этот раз это было совсем не то, это было особенно и интимно. Это было дружественное, любовное прикосновение. Прикосновение ... , которое заставило забиться нашим сердцам. Я смотрел в его глаза и видел приветливый, добрый взгляд моего любимого друга, которому я был готов <достать звездочку с неба>: Мы с ним очень страстно целовались. Хочу сказать, что он делал это очень классно. Чувствовалось, что у него был опыт. Я гладил его по спине, по голове. Он тоже самое. Очередной раз я не верил, что все это происходит со мной. И, что это с человеком, который мне становился близким и дорогим. Я сейчас не буду описывать ход дальнейших событий. Я думаю, что это всем понятно. Я лучше скажу пару слов о состоянии, которое я испытывал с ним в эти минуты. Это была первая встреча, первая близость, первое доверие друг другу и это были минуты рождения любви, которая как мне кажется, никогда не исчезнет. У каждого человека бывает такое ПЕРВОЕ. И я никогда не забуду мое <первое>, мою первую любовь, моего мальчика, моего любимого. И нужно было видеть его лицо, его глаза после нашей близости. Я видел в его глазах радость и удовольствие. Потом он меня немного проводил, а сам зашел к своим знакомым. И вечером написал мне письмо, что было все так прекрасно и хорошо. Сказал, что когда зашел к знакомым они у него спросили: <Что это с тобой? Ты весь красный>. Я ему написал, что я был так рад нашей встрече, нашему общению, что я никогда не испытывал те мгновения, которые я испытал в этот раз.


Шло время, наши отношения крепли. Мы встречались, общались, были и в близких отношениях. Но интимные отношения были не так часто. В принципе, дело ведь даже не в этом. Любовь не определяется количеством секса. Секс - это лишь дополнение отношений. Я секс не исключаю. Для гармоничных отношений всего должно быть в меру. Многие думают, что секс - это все. Я думаю иначе. Для меня любовь еще ассоциируется взаимопониманием; умением выслушать, понять, вникнуть в проблемы друга; порядочностью и честностью.

2002 год был самым лучшим годом нашего общения. Постоянные письма, нечастые встречи: Хотя честно говоря, хотелось больше реальных встреч. Хотелось посидеть в тишине, при спокойной музыке, смотреть в его глаза, трогать его руки:и просто обнять, приласкать его к себе. Но такого не получалось. Не знаю почему. Я просто боялся потерять его своими ... необдуманными действиями. Я не хотел моему Женечке сделать больно. Я стремился к чистым и добрым отношениям. И поэтому не мог пойти на такие шаги. Мне казалось, что вдруг ему этого не хочется. Теперь я не могу уже знать, что он хотел, а чего ему не хотелось. Он, скорее всего не знал, что я гордился им, гордился тем, что я знаком таким воспитанным, очень чутким, добрым и внимательным мальчиком (не смотря на его возраст для меня он был мальчиком : - ), ему тогда было 20 лет ).


В тот год со мной случилось несчастье. Я замкнулся в себе. У меня был шок. Старался ни с кем не общаться. Но, не смотря на это, я нашел в себе силы, чтобы сообщить ему это. Т.к. друг близкий должен все знать, это же уже родной мне человек? И он тогда меня тоже поддержал. В письме написал, что сочувствует, что готов помочь, чем может. А для меня его поддержка была самое главное с его стороны. Вот так наша дружба крепла. И я все сильнее и сильнее начал его уважать и любить. Мне вспоминается один эпизод нашей встречи. Это было 30 августа 2002 года. Мы с ним решили съездить на природу. И так получилось, что в этот день была изумительная погода. И мы поехали далеко, далеко от города. Все было <в золоте>, желтые листья, кругом кружилась листва. И мы заехали в лесок. Это был сосновый бор. Откуда высматривался в даль изумительный осенний пейзаж. Мы долго с ним сидели там. Говорили обо всем. И я увидел маленькую пушистую белочку, которая мимо нас пробежала, особо не пугаясь. И почему-то, в моей памяти эта пушистая белочка осталась с воспоминаниями о моем Женечке.

Наступил 2003 год. Вот он уже и принес некоторые сомнения. Но к этому времени у меня уже были выработаны очень чистые, крепкие отношения. И я никак не мог просто так взять и порвать все, что было и что я испытал за это время. 2 января он мне написал последнее письмо. Оно и было началом конца всего. Но этот конец пришел не сразу. Этому предшествовало 1.5 года. Я ему писал почти каждый день. Писал и ждал. Надеялся на то, что мне он ответит. Но этого не было. В течение 2-х месяцев я надеялся. Отправлял в никуда в бесконечность, в бездну свои письма. Я и не знал, что они улетят в эту бездну, подобно тому, как <луч света от вспыхнувшей звезды мчится в бесконечное пространство и время не ... ведая, что он уже никогда не отразится и не вернется обратно: Они ушли безвозвратно. Но не смотря на это я ни в одном письме не обвинял его в этом. Мои письма были чистые и душевные. Так случилось, что из-за этих переживаний я заболел. Попал в больницу. Об этом никто не знает. Я позвонил ему, сказал, что я болею, что я в больнице. Он пришел. Я еще больше стал его любить, уважать и верить на взаимную любовь. Я сейчас думаю, может это он сделал от сострадания? Но, не смотря даже на это, я ему весьма благодарен за это. Я никогда не забуду это.


Потом мы встречались летом. Было одно дело, когда он меня сам пригласил. И так получилось, что мы снова выехали на природу. Был мрачный день. Не совсем жарко. Мы выехали за город. Ему хотелось сесть за руль. Я дал ему это сделать и ему очень понравилось это. Тем более, что он хотел получить права и ему практика нужна была. Мы заехали в один тупик и просто сидели в машине и болтали о том и о сем. Немного перекусили. А потом он положил свою руку на мое правое колено. Я посмотрел в его глаза. Увидел в них <огонь>, желание почувствовать друг друга, испытать минуты нежности и доверия. Я понял все, без лишних слов. Мы пересели на задние сиденья и занялись (кому как нравится) сексом или любовью. А за <бортом> начался сильный ливень. Вы можете представить это? Ливень, гром, молния и мы в салоне автомобиля. Это тоже своего рода экзотика, которую нельзя просто забыть. Потом мы кое-как выехали из этого тупика. И помчались в сумерках в родной город.

И так случилось, что время от времени он не стал отвечать на мои смс-ки. Иной раз на мои звонки он говорил, что мол занят, что не может и еще вроде того. Но я верил ему, доверял ему, знал, что у него и без меня навалом дел и продолжал его любить. Настолько сильно он на меня повлиял, что я не мог просто так все порвать. И мыслей у меня тогда таких не было. Я просто себя успокаивал. По натуре я человек терпеливый. Умею терпеть и выносить тяжести и невзгоды. Скажу просто, что у меня имеется жизненный опыт. В этом мире я видел много чего. И делал для себя выводы.

2004 год. Год високосный. Как и говорят, что этот год - неудачный, так оно и обернулось для меня. В этом году наши отношения полностью исчезли. Представьте себе утро Туман. По мере того, как солнышко всходит, туман рассеивается. И вот наши отношения также рассеялись. Ничего не осталось. Остались лишь только воспоминания о былом. Но в начале этого года у нас были встречи. И интимные - тоже. Это были прекрасные минуты и мгновения, которые я не забуду никогда.


За это время были несколько случаев игнорирования меня. Но я, как любящий его человек не поддавался никаким эмоциям. Я терпел все это. Но поймите меня правильно, всему терпению есть конец. Чаша моего терпения переполнилась, когда 10 июля 2004 года он мне, будучи в аське, не ответил на мое приветствие. И в эту ночь я не спал, я все прокручивал в голове, задавал вопрос сам семе <ПОЧЕМУ?>. Почему в человеке такая жестокость, такое неуважение к моим чувствам, почему человек не может уйти достойно? Я написал ему письмо. Последнее, в котором постарался изложить свои мысли и свое отношение к нему. На моих глазах появились слезинки, подобно летней росе, которая выпадает лишь тогда, когда температура воздуха доходит до точки росы. И этот вечер стал как раз тем вечером, когда мои слезы не могли остаться в моих глазах. Они просто <вырастали> и капали на клавиатуру не выдерживая земное притяжение. По мере того, как писал это письмо слезы капали и капали: Это были слезы человека, который потерял близкого, родного и любимого друга. Каждый из вас наверно бывал весной в лесу. Особенно в березовой роще. И вы представляете, что там происходит. Да, да: Березы плачут:с них стекает березовый сок. И это происходит потому, что некоторые люди из-за своих прихотей вырезают в березах выемки для того, чтобы насладиться березовым соком. А это слезы, это слезы страданья. Кому то они приносят минуты довольствия. А что же остается бедной березе? Ей остается одна учесть - стоять и плакать:

На этом я бы хотел закончить свой рассказ. Не знаю, может быть меня кто поймет. А кто-то и нет. Во всяком случае скажу одно. Что человек приходит в этот жестокий, несправедливый и беспощадный мир один раз. Он рождается и <двигается> к своему последнему дню: Грустно? Скорее всего, да. Но это ИСТИНА. Никуда от этого не убежишь. Каждый из нас путешественник в этом мире. И он путешествуя испытывает мгновения счастливых минут. И концу ... жизни у него набирается определенный запас этих счастливых минут. И чем их больше - тем он был счастлив в этом мире. И сейчас я хочу сказать, что я в моей памяти обязательно оставлю эти мгновения, эти минуты и пронесу вместе со своей жизнью, т.к. я его обожествлял, уважал и любил преданной любовью:

Я до такой степени был верен ему, что за это время ни с кем не был в таких близких отношениях. И никого у меня не было. Был он, единственный и неповторимый.

И скорее всего я не смогу забыть его. Буду любить той же любовью, которой любил в эти годы. Я рад, что в моем жизненном пути <вспыхнула такая звездочка>, которая дала возможность мне испытать минуты любви. Но в то же время жаль, что эта <звездочка> также бесследно угасла в огромном пространстве, которая заполнена другими звездами, как ночное небо.

Автор: Rus Tam

Изображение


24 окт 2016, 19:41
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Откровение лучшего друга

Всем привет! Начну с того, что мне уже почти 20, я высокий, 190 см, подтянутый (спортзал даёт о себе знать), Волосы русого цвета, глаза зелёные, вешу 75 кг. Но ещё год назад всё было далеко не так. Проблема в том, что я по своей натуре очень влюбчивый, и мне не всегда важно, какого пола будет объект моей любви.

Так вот, почти год назад к нам в коллектив современного танца пришёл новый парень. Когда я вошёл в раздевалку и первый раз увидел его, я был поражён. Этот человек был выше меня на полголовы, у него были прекрасные черты лица: пухлые губы, суженные карие глаза, что больше бы подошло красивой девушке, чем парню, и всё в его лице было правильно и гармонично. Телосложение у него тоже отличное, как оказалось, он занимался 8 лет дзюдо и был в форме. Да, ему тогда было 18. Все это я увидел в первые три секунды: когда заходишь в раздевалку, можно столкнуться почти лицом к лицу с любым человеком, так произошло и с ним. Наши глаза встретились, он улыбнулся и первым протянул мне руку:

- Данила, - произнёс он и пожал мне руку.

Его голос был под стать его внешности: не груб и не пискляв, голос настоящего парня.

- Женя, - представился я, а про себя подумал: "Наконец-то в коллектив пришел "свой" человек, с которым мы наверняка подружимся".

В обычной жизни у меня было много друзей, среди них лучший - Антон, поэтому недостатка в общении я не испытывал, просто мне был нужен союзник, который поможет мне продвигать мои идеи в новом коллективе.

В этот момент Даня общался с тренером, и тот попросил меня выйти на пару минут, так как они обсуждали какие-то проблемы, связанные с тренировками. Когда я вышел, то встретился с остальными парнями из коллектива. С ними у меня были нормальные отношения, но дружескими их назвать было нельзя. Парни пришли в коллектив недавно, я был один из первых, кто решил остаться в нём, а эта сплочённая "троица" пришла позже меня, поэтому отношения между нами как-то не сложились. Я удивлённо рассказал им о том, кого сейчас встретил в раздевалке. Оказывается, они знали Даню. В этот момент я немного расстроился, ведь это могло означать, что я снова окажусь в стороне, но, к счастью, всё было не так.

Как я и предполагал, он оказался неплохим парнем. Танцевал он плохо, но быстро учился. Мы стали с ним так тесно общаться, что уже через неделю Даня позвал меня погулять вместе со своими друзьями. Что-то нас сближало, что-то, что не могло оставить нас равнодушными друг к другу. На дворе стоял февраль, на носу было огромное танцевальное шоу на зал из 3000 человек, на которое были проданы все билеты. В воздухе витали пафос и паника, но нам всё это как-то не мешало общаться. Шоу состоялось. Потом наступило лето. К тому времени мой лучший в то время друг, Антон, завёл себе девушку и стал постоянно с ней где-то зависать, а мы с Даней стали проводить вместе слишком много времени. Однажды мы сидели у него дома и, уже изрядно приняв на грудь непонятного пойла (пил я редко, а он, в силу своего сложения, мог позволить себе гораздо больше), начали смотреть какой-то тупой фильм.

- Жека, если я буду точно так же вести себя с девушкой, убей меня сразу, - сказал он мне явно в шутку.

- Ах-ах, Даня, ты лошара, какая тебе, на фиг, девушка, иди в игры играй, - начал я его подначивать.

Он ведь действительно был очень красив, у него отбоя от девок не было, даже 30-40-летние женщины (преподаватели в его школе) при мне нагло приставали к нему, могли хлопнуть его по попе или дотронуться до его торса. Он вёл себя примерно так: "я весь - ваш друг, вы все - мои друзья, значит, отрываемся", но в довольно милой форме. Он мог совратить любую и даже любого. Иногда мне казалось, что некоторые его друзья просто влюблены в него, поэтому приколы от меня на эту тему он слышал довольно часто.

- Ну всё, ты меня задолбал, - прошипел Даня, встал с дивана, снял с себя футболку и набросился на меня.

Он сбросил меня с дивана на пол, и мы стали с ним бороться. В этот момент в моём сознании всё перевернулось. Мне показалось, что я влюбился в него и что он любит меня. У нас была такая нежная дружба, что мужской её никак не назовёшь.

Он кидал меня из одной стороны в другую, я пытался вырваться и зачастую еле сдерживался, чтобы не впиться в его страстные губы, списав потом всё, в случае чего, на алкоголь. Когда я уже в порыве страсти собирался поцеловать его, мои губы в последний момент впивались в его шею, и мне приходилось просто кусать, как бы говоря: "отпусти меня, иначе буду кусать сильнее". Всё это было похоже на шутку, но продолжалось довольно долго. Около часа он валял меня и мял, тискал и трогал, и я чувствовал его тело, его запах, запах его жаркого тела, даже его парфюма, которым он брызгался утром.

Потом мы, оба мокрые, прекратили валяться по полу. Силы были неравны, его спортивное прошлое давало о себе знать. Это была одна из лучших наших ночей. Подобное повторялось ещё два раза.

"Я влюбился в него по уши", - металось у меня в голове. Я жутко ревновал Даню, когда он ходил гулять без меня, но вида не подавал. Я ждал, когда же и он, наконец, как-то проявит свою "любовь" ко мне, искал скрытый смысл в его взглядах, поступках, но всё сводилось только к догадкам. Я до сих пор не знаю, натурал он или би, а может, даже и гей.

Тут моя история отношений с Даней приобретает абсолютно новый поворот. Как-то он привёл в коллектив нового парня и познакомил меня с ним. Зовут его Дима. Его рост где-то 178-182, он брюнет, одевается а-ля "мажор", загорелый, спортивного телосложения, по характеру тихий. Дима что-то мямлил, но мямлил понятно, и это выглядело очень мило. Судя по внешности, он должен был бы вести себя очень дерзко и пафосно, но, видимо, его красота (как и красота Даньки) давала ему понять, что это ещё и ответственность.

Мы не сразу с ним подружились. Мне нужно было ехать учится в другой город, с Антоном я стал общаться из-за Дани мало, Даня стал проводить время с Димой, и это меня напрягало. Я учился в 140 км от Дани и понимал, что сдаю позиции. Я вижу его раз в семь дней, "вконтакте" мне он не пишет, а я вижу только его фотки, где он гуляет с Димой. Я стал следить за собой ещё больше. Спортзал, парикмахерская, солярий, протеины и прочая лабуда быстро привели меня в состояние "высший сорт". Я поправился на 14 кг, стал выглядеть атлетично и сексуально. Я понимал, что если Даня окажется натуралом - моя жизнь кончена.

Тем временем я стал общаться и с Диманом тоже, интернет-общение показало, что он неплохой собеседник. Пару раз мы гуляли все вместе. Нам было весело. Однажды мы признали друг друга лучшими друзьями. Этот момент был просто пиком наших отношений, мне казалось, что я на седьмом небе от счастья. Я действительно не мог и часа прожить без Дани, а теперь ещё и без Димы. Мы общались, но я был лишь еженедельным "дополнением" к их дружбе.

И вот наступило долгожданное время гастролей. Мы должны были ехать за 1500 км в какой-то непонятный Урюпинск на 1000 зрителей. Это 2 часа на автобусе, потом 17 часов на поезде и ещё 2 часа на автобусе. И вот тут-то я начал понимать, что любовь - штука необъяснимая! Пока мы ехали в автобусе, то всё время дрались с Димой, дружески-шутя хлопали друг друга по животу, толкали в плечо. Я поймал себя на мысли, что наши руки уже 20 минут как сцеплены и не отпускают друг друга. Даня сидел на первом сиденье и не видел всего этого. Мы с Димкой под прикрытием "борьбы" нагло и при всех обжимались. Это продолжилось и в поезде. Мы постоянно сцепляли руки, трогали и толкали друг друга. Если мы не "толкались" и не цеплялись больше часа, меня начинало тянуть к нему. Я забывал про Даню, и он обижался, что я не жду его или жду только Диму, но мне уже становилось всё равно. Мне казалось, я нашёл взаимность, причём с другом, который для меня уже не просто друг.

После выступления все пошли в клуб танцевать. Это была "местная вечеринка" для коллективов, все свои. Димка нажрался и танцевал до упаду. Когда я вышел на танцпол, он подошёл ко мне сзади, обнял за талию, и мы стали совершать движения "влево-вправо" - это было незабываемо. Мне казалось, что весь мир сошёл с ума, я был в восторге. Он напевал:

- Поцелую Женьку я, если мне повезет, - на мотив известного ди-джея.

В общем, все факты говорят о том, что мы можем быть вместе. Я вижу в его глазах страсть, чувствую, что когда мы обжимаемся, у него встаёт член, да у него и в глазах написано: "я хочу тебя, Жека". Если я к нему не лезу, он лезет ко мне. Никакого откровенного "гейства" мы друг другу не позволяем, но я замечаю, как иногда на нас косо смотрит Даня, как будто в чём-то уличить пытается, и не он один. А нам с Димкой хорошо!

Это были лучшие четыре дня в моей жизни. Столько тепла от человека, который мне настолько дорог, я очень давно, возможно, вообще никогда не получал. Вся проблема была в том, что Димка спокойно мог обсудить сексуальность проходивших мимо нас девушек, попытаться кого-то из них закадрить, и меня это останавливало. Я прекрасно понимаю, что такое быть бисексуалом, когда тебя тянет на оба пола, и где тепла больше, там и останешься, но Дима вёл себя странно по отношению ко мне. Если он гей - это здорово, и мы сможем быть вместе, если он натурал и просто ведёт себя "как друг", он плохой друг, раз позволяет себе такое.

Мы вернулись в свой город, разошлись по домам. Дима потом в переписке меня спросил, буду ли я приезжать в коллектив на занятия, ведь мне очень неудобно совмещать это с учебой, я написал в ответ, что никогда не брошу его и коллектив. "Ты хороший человек, Жека, мне приятно от тебя это слышать!" - пишет мне он. Сообщение за сообщением, и вот он уже уходит спать, желает мне спокойной ночи, а я в ответ хочу лишь написать: "Люблю тебя, Димка. Будь со мной", но мне страшно, что если он ведёт себя так только из дружбы, это убьет её, и из-за этого я могу его потерять навсегда, а без него мне уже и ночь не ночь. Я верю, что он мой, и надеюсь на то, что когда-нибудь я напишу продолжение нашей с ним истории.

Автор: Женька (likeittt)

Изображение


25 окт 2016, 06:54
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Новогодний подарок

Жизнь - скупая и серьезная дама. Она не любит шуток, часто незаслуженно бьет, и, уж точно, никогда не гладит по головке. Однако, иногда и она, ни с того ни с сего, делает подарки. Часто неожиданные и странные.

Я никогда не считал себя полноценным натуралом. Мне красивые мужчины всегда нравились больше, нежели женщины, и я очень неровно дышал на племянника своей жены. Их у нее было много, но все остальные - ерунда, а вот Лешенька - восемнадцатилетний, стройный, голубоглазый и светловолосый, - попросту сводил меня с ума. Сам он об этом догадывался и пользовался моей к нему слабостью, бросая деревенские свои дела на бабку и папашу (матери у него не было) и уезжая к нам в город. По праздникам приезжали к нам и другие родственники, и тогда в нашей трехкомнатной квартире становилось тесно, а спать приходилось по двое, а то и по трое. В таких случаях Леша обязательно ложился со мной, и во сне плотно, очень плотно, ко мне прижимался. Телодвижения его в такие ночи нельзя было назвать целомудренными, но я все списывал на юношескую гиперсексуальность, а он, просыпаясь утром, смотрел такими невинными глазками, что просто грех было заподозрить что-либо плохое.

Потом, когда мой любимчик закончил школу, он поступил в училище и переехал в город насовсем. Как ему шла форма железнодорожника! Но вот поселиться у нас он не захотел, а устроился в общежитии. Видеться мы стали значительно реже: учеба увлекла его, да и много новых друзей, городские развлечения, и, что меня отнюдь не радовало, девочки - гораздо интереснее общества тридцатилетнего дядьки. Я, естественно, скучал, но вынужден был мириться: ни он, ни я ничего друг другу не обещали, и ничем обязаны не были.

Через два года Леша закончил училище, получив специальность помощника машиниста электровоза, и начал работать. У него появились деньги и новые возможности развлекаться. Теперь в свободные выходные он уже не прибегал к нам: то они с ребятами загорали на пляже, то уходили в горы с ночевкой. По тому, как изменились наши отношения - а они стали ровными, спокойными и даже несколько сдержанными с его стороны - я понимал, что загорал и ходил в горы он совсем не один. Однако все оказалось значительно хуже, чем я мог предполагать. В один прекрасный день Лешенька сообщил нам чрезвычайную новость - он женился. Вот так: нежданно-негаданно, как снег на голову! И что самое главное: двадцатилетний красавец парень взял в жены видавшую виды двадцативосьмилетнюю женщину. "Хорошо хоть без детей", - огорченно сказала бабка, а отцу было все равно. Только моя жена во всем обвинила меня: "Разбаловал пацана, все ему можно! Лешенька! Лешенька!" Одного меня эта новость потрясла. Как бы там ни было, но где-то в подкорках таилась мечта о сексуальных с ним отношениях. Чем взрослее он становился, тем больше меня привлекала его теперь уже вполне мужская стать, и я прилагал титанические усилия, чтобы не обнять его, не прижаться к нему всем телом... Теперь эта хрустальная мечта грохнулась об пол и разбилась вдребезги.

Родня невзлюбила невестку. Да и было за что: городская, разбалованная, она даже и не думала, что можно в чем-то, хоть по мелочам, помочь бабке по дому. Более того, встав из-за стола, она никогда не догадывалась убрать за собой посуду. И наоборот, Лешкой помыкала, как хотела:

- Леша, принеси то. Леша, сделай это. Леша подай, принеси...

Доходило до того, что Леша должен был мыть пол и варить обед. Со своей стороны невестка отвечала новой родне мужа такой же нелюбовью, и скоро вовсе перестала посещать бабушку, а Леша, наведываясь изредка, выслушивал такие про себя и свою жену комплименты, что тоже старался появляться пореже. Ситуация все более накалялась, и вот тут молодожены вспомнили обо мне: "Дядя Максик добрый, он нас любит и никогда не станет зря ворчать".

Для меня наступило время пыток. Отнятый у меня какой-то "старухой" предмет моих тайных вожделений, стал необыкновенно ласков со мной: то обнимет, то прижмется щекой к щеке, а то присядет рядом на диване, положит руку на плечи и начнет рассказывать, как ему одиноко. Понятно, прошла эйфория медового месяца, и взамен появилась тяга к привычному обществу: бабушке, отцу, родственникам, но каково было мне! Я понимал, что он не любит меня, что это спекуляция на моей к нему привязанности, но сердечко мое таяло от каждого его ласкового слова, а от каждого прикосновения бушевала кровь. Мне, влюбленному по уши в этого пацана, и брошенному ради какой-то девки, хотелось прогнать его, как бешеную собаку. Мне, мечтающему о взаимности с его стороны, хотелось прижаться к нему и целовать эти тонкие губы, эти теперь печальные глаза. Хотелось вновь ощущать рядом его разгоряченное тело. В мыслях я владел им и отдавался ему, а реально говорил какие-то глупые "мудрые" слова:

- Ничего, все пройдет, ты должен думать как примирить жену с родственниками, каждый должен изменить свою позицию и примириться...

Какую тогда чушь я порол! Но, как это ни странно, мои уговоры возымели действие, и родственники постепенно начали находить общий язык: супруги стали чаще ездить в деревню, невестка - мыть посуду, а бабуля с папашей - меньше ворчать. Дело пошло на лад. Я же готов был сойти с ума от ревности, и перестал появляться там, где бывали они. Но время все лечит. У меня у самого жена и две дочери, ровесницы Леши. В работе, думах о семье притух и этот огонь.

Год подошел к концу, и 29 декабря жена с дочками уехали в деревню с ночевкой, чтобы затариться продуктами к праздничному столу. Меня оставили дома наряжать елку. Днем я промотался по делам, и елкой занялся ближе к вечеру. Все было прекрасно. Елка чудесно пахла, игрушки сверкали, гирлянды... Вот тут и подсуетилась сама жизнь: гирлянды загораться не хотели, как я ни старался. Выход один: Леша любит возиться с электричеством, и мигом все сделает. Звоню ему, и прошу приехать. Жена его спокойно отпускает, и через пару часов гирлянда не только сверкает, но еще и поет! Пауза. Мы стоим, любуемся елкой и молчим, как завороженные.

- Может поужинаем? - спрашиваю я.
- Нет, дядь Максим, ехать через весь город, а уже поздно.
- Оставайся у нас, места сегодня много...
- А жене вы позвоните?
- Запросто!

Не прошло и десяти минут, как я уломал его жену провести одну ночь без мужа, и мы стали дружненько накрывать на стол. Естественно, перед Новым годом в холодильнике остывал арсенал спиртного, и мы позволили себе по сто. Сидели, ели, говорили. Я был самым счастливым человеком на свете: вот, он рядом, мы одни. Он не лижется, притворяясь любящим племянником, но чувствуется, что и ему тепло со мной. Пришло время ложиться спать. Он пошел в ванную, а я - готовить постель.

- Я постелил тебе в детской, - сказал я, когда он вышел, - ложись, а я сполоснусь и тоже лягу.

В душе, под струями воды так легко представить, что это не вода, а ласковые руки! Воображение, подстегнутое легкой дозой алкоголя, рисует самые яркие картины. Все неприятности года казались далекими и ничего не стоящими, а то, о чем мечталось, теперь казалось простым и возможным. После душа, накинув халат на голое тело, я прошел в свою спальню и улегся в постель. И почему-то я совсем не удивился тому, что Лешка не в детской, а в моей кровати.

- Ты что здесь, я ж тебе в детской постелил?
- А мне захотелось, как раньше, рядом с Вами, можно?

Как вы думаете, я прогнал его? - Конечно нет. Я только извинился:

- Прости, сейчас трусы одену.
- Не надо, я хочу так.
- Ну, так, так так, - ответил я, а самого уже трясет от предчувствия того, что сегодня случится. Ни я, ни он не делаем первого движения навстречу. Более того, я притворяюсь спящим, и даже начинаю очень похоже посапывать, когда чувствую, что он поворачивается ко мне, и в мою ногу упирается его колено.
- Коленку убери, - говорю ему как бы спросонья, и слышу в ответ:

- Это нэ колэно, это мой инструмэнт, - и Лешина рука ложится на мое плечо, чуть поглаживая его, опускается на грудь. Поиграв сосками, рука спускается на живот, а там и ниже, где уже вполне стоит мой колышек. Я молчу, позволяя ему всё и не зная как реагировать, а тем временем сам Леша все плотнее и плотнее прижимается ко мне. От величины его инструмента меня оторопь берет. Горячее "колено" уже у меня между ног и ищет, куда бы войти, а его бесстыжая рука то исследует мой колышек, то играет яйцами, доводя меня до исступления. О, как давно я мечтал об этих ласках, как жаждал я этих прикосновений, и какое наслаждение испытывал сейчас!

Было ли мне стыдно или страшно? Думал ли я о соответствии своего очка и той елды, которая к нему устремляется? Возникали ли мысли о будущей жизни, семье, его жене? - Отнюдь. Я возносился в небеса, ни о чем не мог думать и ничего не боялся вплоть до того момента, когда Леша попытался вставить в меня эту дубину. Вот тут я взвыл:

- Ты что, идиот, мне же больно! Ты ж не с женой.

Леша перестал толкать, а только ритмично слегка подавливал мне на колечко, до тех пор, пока оно не стало мокрым. Что произошло дальше, объяснить трудно, да наверное и не нужно. Я сделал движение назад, и его великан легко и свободно вошел в меня.

Теперь я понимаю, почему Бог столь категорически запретил однополый секс. Если бы все знали, насколько это приятно, мир попросту выродился бы, потому что сравнить эти ощущения с женским сексом просто невозможно. Конечно, насытиться можно и хлебом, но глупо есть хлеб, когда рядом стоит торт - чудо кулинарного искусства.

Если кто-то не знает, что такое счастье, пусть года два-три помечтает о любимом мужчине, а потом получит все, о чем мечталось! Ради таких мгновений, право, стоит жить на белом свете.

Кончив, Леша не отпустил меня, но только слегка ослабил свои объятия, и все целовал и целовал мою шею, плечи, спину. Немного придя в себя после испытанного, я понял, что он не просто целует, но еще и шепчет что-то. Прислушался. Оказывается, он боится, что оскорбил меня и обидел своей несдержанностью, и пытается высказать, как сильно он меня любит:

- Если не верите, можете сделать со мной тоже самое, я даже хочу, чтобы и вы тоже воспользовались мной, как женщиной!

Мне вдруг стало смешно, и, обернувшись к нему, я как мог более строго прорычал:

- А неужели ты думал, что тебе это так просто с рук сойдет! А ну-ка, разворачивайся!

В душе мы мылись вместе. Наши детородные органы стояли, как часовые на посту, но я предложил поберечь силы, и они пригодились нам после кофе с коньяком и бутербродов.

Уснули мы только под утро. Разумеется, мои силы нельзя сравнить с его, и под конец я уже просто исполнял роль ненасытного пассива.

- Все, будем спать!

- Да, давно пора, - соглашался он, но стоило только ему отвернуться, как я снова прижимался к его такому любимому телу, и все начиналось сначала. В конце концов, уснули мы, не сговариваясь, друг на друге.

Уже к обеду я проснулся, тихонько сбросил с себя его руки и ноги, поставил чайник, принял душ и стал его будить. Какое наслаждение будить любимого человека: он мычит во сне, ворочается, строит гримасу великомученика, а потом вдруг бросается на тебя и с остервенением начинает целовать:

- Ах, так, вы мне спать не даете! Вот я вам покажу!

- Нет-нет, не показывай, мне уже страшно, - смеюсь я в ответ, а за чашкой чая спрашиваю:

- А может все-таки посмотреть еще разок, вдруг больше не увижу?

- Нет уж, скоро тетушка приедет, а вам еще простыни стирать.

На этом новогодний подарок не закончился. К счастью, есть соседи, которые ездят по командировкам и боятся, что в их отсутствие очистят квартиру. Такая соседка была и у Лешки. Уезжая на день-два по области со своими ревизиями, она всегда просила Лешу поночевать у нее. В такие дни Лешенька звонил мне, и я, придумав что-нибудь для жены, летел к нему. Что самое интересное: ни моя, ни Лешина жены не огорчались нашим отсутствием. Они обе заметили, что после совместной охраны соседской квартиры, их мужья становятся намного сексуальнее. Скажу больше: у Леши целый год не получалось зачать ребенка, а через два месяца после нового года жена его обрадовала родню известием о своей беременности.

На этом можно было бы и закончить, но в жизни не бывает вечных подарков. Да и сама жизнь не бесконечна. Через два года Леша с женой и со всей ее родней выехал на постоянное место жительства в Германию. Мы до сих пор общаемся с ним, но только по Интернету. Говорим ли о любви? - Нет, ведь письма в Интернете может прочитать и посторонний, а это принадлежит только нам.

Лешенька, если ты прочтешь этот рассказ, вспомни тот новогодний подарок и верь: я всегда любил тебя и люблю. Верь: мы обязательно встретимся.

Автор: Максим Дед

Изображение


25 окт 2016, 07:03
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Год нашим отношениям

На столе маленький тортик с одной свечкой. Ровно в прошлом октябре мы встретились в вечернем сумраке торгового центра, взглянули друг на друга заинтересованно и ушли на стоянку.

Целоваться.

Первые недели прошли в угаре любви.
Машина накалялась изнутри и превращалась в сауну от нашей любовной возни.
Потом он привел меня в свою спальню...

Тогда все было ново и несерьезно.
Я думал, мы высосем друг из друга все соки и тихо расстанемся, как любовные вампиры.
Но души в обоих оказалось больше, чем эгоизма.
Поматросить и бросить не вышло.

Сколько бы он не пил мои соки - мне все хотелось большего.
Сколько бы я не ел его тело - все было мало.
Наверное, это любовь.

За год нашей сумасшедшей жизни мы расставались раз пять.
Я со слезами и покорностью судьбе.

Он в молчании и, вдруг, с неожиданными порывами нежности и раскаянья.
"Уйди....уйди...Как? Ты и в самом деле ушел? Как же так? Неужели тебе не жаль всего, что было? Нет! Ты никогда не любил меня.... Уходи! Поди прочь!... А лучше сядь рядом и возьми мою руку! Котик мой...я так тебя хочу"

После таких гроз наша любовь лишь крепла.
И вот спустя год мы сидим за столом и смотрим на крошечный тортик с единственной свечкой.

Будет ли еще одна через год?
Вряд ли.
И он, и я об этом знаем.

Но сейчас так хочется, чтобы именно его коленка касалась моей под крышкой стола.
И его глаза ласково смотрели на тебя, пока язык молол всякую милую чушь...
Кому же я тебя отдам, мальчик?

Кому?...

Автор: Boin-20

Изображение


25 окт 2016, 07:31
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Прошлое! Настоящее... Будущее?

Я медленно открыл глаза. Сон постепенно отходил на второй план, его сменяла суровая, нет - даже жестокая, реальность. Я приподнялся и сел на кровати, посмотрел на пустующее место рядом со мной и закрыл лицо руками, впиваясь ногтями в кожу и оставляя на ней следы. Но новая боль не вытеснила старую, и я снова заплакал.

"За что?! Почему я?! Не хочу! Почему ты ушел?! И зачем снова приснился? Ты был такой настоящий в этом сне! Зачем снова целовал? Почему все не может быть как раньше?.."

***

Переполненное кафе. Обычный день. Ничего не меняется. Как я устал от постоянства!

Я сижу за "столиком для двоих", в руках верчу наполовину пустую чашку зеленого чая, рядом на столике стоит ноут, в котором открыт текстовой редактор и на пустой странице мигает курсор. Никаких идей... абсолютно. Может написать что-нибудь жизненное про себя? На экране ноутбука появилось слово "одиночество". Нет, это слишком скучно.

- Здесь свободно? - спросил какой-то парень, - Видимо сегодня все решили побросать свои диеты.

- Да, - не глядя, ответил я, - садись.

- Вот так сразу и на "ты"? - по голосу было понятно, что он не оскорблен и даже улыбается, я же гипнотизировал всплывающую чаинку в стакане.

- К чему лишние церемонии? Зачем придумывать лишние слова, чтобы еще больше отдалить себя от других?

- Слушай, классная мысль! Я - Кирилл, кстати! - он протянул руку для приветствия, и только тогда я поднял глаза и посмотрел на него.

Наши взгляды встретились, я обомлел: глаза! - они были не просто живыми, лучистыми, красивыми, в конце концов - они затягивали, в них хотелось погрузиться и не возвращаться. Он улыбнулся, и на щеках под небольшой щетиной появились ямочки. Кажется, я слишком широко открыл рот...

- А... я - Дима, - запинаясь, ответил я и пожал его руку.

- Что-то не так? - явно интересуясь моей реакцией, спросил он.

Я резко моргнул и постарался отвести взгляд:

- Нет, даже наоборот, - я замялся, - просто твои глаза... в общем, я еще не видел таких красивых.

Он запустил руку в свои темно-русые волосы и, откинувшись на стуле, улыбнулся:

- Мне впервые делают такой комплимент, честно! Даже как-то неудобно...

- Извини, я слишком много болтаю, - произнес я вслух, а про себя выругался: "Черт, я выгляжу как придурок, сейчас он встанет и уйдет..."

- Нет, все нормально, просто, ты, по-моему, первый человек, который заглянул мне в глаза, - как-то это грустно прозвучало, странно, я окинул его быстрым взглядом - спортивный, красивое лицо, волосы средней длины и - снова его глаза!

- Ты, кажется, что-то писал, ты писатель? - он указал на ноутбук.

- Нет, не писатель, я просто хотел сочинить рассказ, но мыслей нет, - я хотел было закрыть ноут, но Кирилл опередил меня и развернул его к себе.

Что сегодня за день то такой? Он точно посчитает меня... а, впрочем, не важно. Он что-то начал печатать, меня это заинтересовало, и я было попытался подсмотреть, но он повернулся так, чтобы я ничего не видел. Я невольно улыбнулся - ладно, сыграем по твоим правилам. Его лицо было сосредоточенным - он что-то обдумывал, от умиления я снова улыбнулся. Когда это было в последний раз? Кирилл снова посмотрел мне в глаза, в моей груди что-то подскочило, а он, расплывшись в улыбке, продолжил писать. Через минуту он повернул ноут в мою сторону и, скрестив руки, почему-то отвел взгляд в противоположное направление.

"Я сидел в переполненном кафе, но мысленно я был где-то далеко. День шел по своему обычному расписанию, но кто-то решил нарушить его. Это был Кирилл, бесцеремонно севший за мой столик. После недолгого разговора он вдруг посмотрел мне в глаза и спросил:

- Я не люблю, когда очень шумно... Здесь рядом есть парк, ты не против продолжить нашу беседу там?

На что я ответил:"

Дальше выжидающе мигал курсор. Я написал:

"На что я ответил:

- Ты прав, здесь сегодня действительно шумно... Веди!"

Я повернул ноут к Кириллу, который только в эту секунду вынырнул из своих мыслей и, вздохнув, опустил взгляд в текст. Когда он дочитал до конца, в его глазах я ясно увидел огоньки радости.

- Правда? - только и смог выговорить он.

- Да.

Расплатившись, мы вышли из душной кафешки, и общаться сразу стало еще легче.

Он на минуту отлучился, забежал в ближайший продуктовый магазин, вернулся оттуда с мешком, и мы пошли в парк. Ведя меня по одной из дорожек парка, он рассказывал о себе. У него такой красивый голос! Он вынул из кармана пачку сигарет и принялся доставать одну. Я посмотрел на него:

- Ты куришь?

- Ну, как видишь, - он остановился на секунду, чтобы закурить, сразу же догнал меня, и дым первой затяжки долетел до меня, я наморщил нос, - Ты не переносишь дым? Прости, забыл спросить... Я сейчас выброшу.

- Не обязательно, - сказал я, повернув голову в другую сторону, - это просто отвращение к себе. Меня до сих пор тянет курить, хотя я давно уже бросил.

- Ну, могу предложить, - он протянул мне пачку, но я посмотрел на него так, что он резко убрал ее, - я, кажется, сморозил глупость. Извини... А если тянет, почему ты не начнешь тогда снова?

- Для меня, это - знак слабости: потакать себе, вновь и вновь вдыхать этот наркотик, я пообещал себе, что никогда не буду курить, чтобы не произошло. Только из-за этого я еще могу себя считать более-менее сильным человеком и не казаться себе настолько противным, каким я себе порой кажусь.

Кирилл выбросил сигарету, так и не затянувшись второй раз.

- Зачем ты это сделал?

- Я не хочу казаться тебе слабым, - ответил он, - хотя, я курю не из-за слабости и начал курить не из-за того, что это начали делать мои друзья, просто я почувствовал, что это мое.

- Тогда зачем ты выбросил сигарету?

- Просто я не хочу, чтобы ты чувствовал себя некомфортно, а покурить я всегда успею.

Мы дошли до моста через речку, пересекавшую посередине парк. Кирилл достал из мешка половинку хлеба и убрал мешок в карман. Разломав булку на две равные части, он протянул мне одну и сказал:

- Я люблю кормить уток, это успокаивает и помогает основательно подумать, присоединишься? - его улыбка на секунду снова ввела меня в ступор, я не верю, что такой интересный человек мог меня заметить.

- Давай, - тоже с улыбкой в итоге сказал я.

Мы молча стояли рядом, облокотившись на перила моста, и кидали кусочки хлеба в реку уткам, которые, расталкивая друг друга, гонялись за едой. Хлеб был свежий и я, бросив новую партию кусочков уткам, следующий отправил себе в рот. Кирилл засмеялся, и я, не дожевав, с интересом посмотрел на него.

- Что-то не так? - спросил я, сглотнув.

- Нет, просто увидев, как ты кормишь уток, я сразу вспомнил себя в детстве - я тоже любил через раз отправлять себе в рот кусок хлеба, - он снова засмеялся.

- Значит, ты считаешь меня ребенком? - я снова облокотился на перила и слегка обиделся. Хотя чего еще ждать? В свои 18 выгляжу младше - по крайней мере я так считаю.

- Нет, я не считаю тебя ребенком, - Кирилл перестал смеяться и подошел поближе, - мне кажется, что это очень милая привычка...

Сказав это, он облокотился на перила рядом со мной, слегка касаясь меня плечом, и откусил приличный кусок хлеба, посмотрев на него с набитым ртом, я тоже не удержался и засмеялся.

Беседа понеслась с новой скоростью. Оказывается, мы живем недалеко друг от друга (и почему я раньше его не встречал?), когда мы были детьми, то учились в соседних школах. Разговор зашел о возрасте: я узнал, что ему 20, а он был в шоке оттого, что мне 18, он уверял, что думал - мы одного возраста, правда, мне слабо верилось.

-Слушай, - Кирилл смотрел в воду, - я задумался и бросил последний кусок уткам, а привык его доедать сам, ты не поделишься?

Он повернулся ко мне, внимательно глядя в глаза, ну как тут можно было отказать? Я разделил последний кусочек пополам и протянул одну половину ему, но, так как он облокотился на скрещенные руки и не мог сам взять хлеба, я решил покормить его. Он улыбнулся и взял кусочек из моих рук, слегка коснувшись губами пальцев, это было так приятно... Второй кусочек хлеба я закинул себе в рот, и мы решили, что пора расходиться по домам, к тому же мы жили практически в двух шагах друг от друга, и поэтому еще была куча времени, чтобы наговориться по дороге.

Кирилл предложил поехать на автобусе, и мы, дождавшись нужного маршрута, вместе с толпой втиснулись кое-как вовнутрь. Нам повезло, так как мы жили недалеко от конечной остановки - ближе к концу маршрута почти все вышли.

Так не хотелось отпускать его - вот еще пара перекрестков, и мы разойдемся в разные стороны... Обидно! Автобус резко затормозил и я, не успев ни за что ухватиться, влетел в Кирилла. Он же, держась за поручень ("Дурень!" - кричал я сам себе, - "для этого они и предназначены!"), крепко схватил меня, не дав продолжить падение. Сначала я разозлился на водителя, но потом был благодарен ему - ведь я оказался в объятиях Кирилла! Его рука крепко прижимала меня за спину, а мои руки были у него на груди. Хотелось остаться в таком положении еще хоть чуть-чуть, а лучше навсегда, но я понимал, что слишком сильно прижимаюсь к нему, и ему, наверное, неловко. Я начал отстраняться, но Кирилл не сразу отпустил меня - видимо, он тоже был в шоке. Встав устойчиво на ноги, я поднял глаза и встретил его взгляд - полный страха и беспокойства.

- Ты... Ты в порядке? - спросил он, запинаясь.

- Да, спасибо большое! - из меня вылетел нервный смешок, - если бы не ты, то я точно бы навернулся.

- Нет, я сейчас этого водилу прибью!

- Успокойся, все нормально. Я живой, - в голове промелькнула наивная сумасшедшая мысль, - теперь, как моего спасителя, я просто обязан накормить тебя вкусным ужином!

- Только из-за того, что я не дал тебе упасть, ты собираешься тратить на меня деньги? Нет, я не согласен.

- Ты не понял, - я улыбнулся его наивности, - я приглашаю тебя к себе на ужин. Фуа-гра не обещаю - так, домашняя стряпня - но после моего ужина пока никто не умирал.

- Шутник! - он потрепал меня по голове, - Ладно, так и быть, согласен.

Я был просто на седьмом небе от счастья. Наверное, я влюбился...

Выйдя из автобуса, он примерно рассказал, как добраться до его дома - действительно оказалось близко, и я прекрасно знал, где это. Подойдя к парадной моего дома, я поднес магнитный ключ к домофону, он как назло не хотел открывать с первого раза и выдавал ошибку, разозлившись, я с силой стукнул в дверь кулаком, и домофон сразу приветливо зазвенел.

- Да с тобой опасно иметь дело, - усмехнулся Кирилл.

- А то! - сказал я, посмотрев на него через плечо - кажется, я не успел убрать тот взгляд, которым испепелил домофон, и Кирилл опешил на полуслове, - В тихом омуте черти водятся, но если этот омут на твоей стороне, то тебе нечего бояться, - на это он улыбнулся.

Оказавшись в квартире, я помог ему разобраться, что где у меня находится, отпустил его осматривать мои владения, а сам отправился на кухню. Продумывая, что же приготовить - быстрое, но не яичницу - я залез в холодильник и от радости начал молиться на свою пунктуальность: заглянув в ящик стола, я тихо возликовал - моя задумка удастся!

- На ужин котлеты с картошкой, ты не против? - крикнул я, не поворачиваясь.

- Конечно, нет, - пропел он в двух шагах от меня, от чего я чуть не подпрыгнул.

- Ты так тихо ходишь, что я даже не заметил, - сердце бешено колотилось, - уже осмотрел квартиру?

Я начал раскидывать сковородки по конфоркам плиты и поджигать газ.

- Я увидел одну вещь и хотел спросить разрешения...

- И что же это? - быстро чистив картошку, спросил я.

- Гитара... Можно?

- Да, что за вопрос? - я повернулся к нему, - Конечно, можно - я уже давно не играю на ней, наверное, ее нужно настроить, там в чехле есть электронный камертон.

Кирилл быстро удалился и через пару минут вернулся с гитарой. Пока я готовил, он играл. Я реально позавидовал ему: мне, наверное, не хватило усидчивости, чтобы добиться таких результатов. Пальцы его левой руки буквально летали по ладам, а правой он быстро перебирал струны, высвобождая чудесную мелодию. Она звучала то весело, то становилась грустной.

- Все почти готово, - сказал я через плечо, - ты не поможешь мне накрыть на стол?

- Конечно, - он быстро отставил гитару в сторону и почти вплотную подошел ко мне сзади, я на секунду вылетел из реальности, - что, откуда, куда?

- Тарелки в том верхнем ящике, приборы там, - я указал на другой ящик стола.

Через пару минут стол был накрыт, я достал два бокала:

- Извини, выпивки у меня дома нет, совсем забыл про это, - я опустил глаза и почесал затылок, - есть только одна бутылка вина...

- Ничего страшного, я не поклонник алкоголя.

- Хех, я тоже. Ну, тогда бутылки вина нам хватит, чтобы отметить наше знакомство.

- Согласен.

Выпив по бокалу вина, мы приступили к ужину.

- Слушай, да ты отлично готовишь! - Кирилл уплетал за обе щеки.

- Ты мне просто льстишь, - не поверил я.

- Нет, правда, очень вкусно! - он посмотрел на меня, - и почему ты мне не веришь с первого раза?

- Я редко кому вообще доверяю, меня слишком много предавали.

- Тогда странно, что я здесь, ведь ты бы не потащил к себе первого встречного, так?

- Да, ты прав.

- Тогда чем же я отличился?

Я посмотрел ему в глаза, которые были устремлены ко мне:

- Твои глаза... Я никогда еще не встречал людей с такими красивыми глазами, как у тебя...

- По-моему, обычные серо-зеленые глаза, ничего особенного.

- Ты не понял меня, - я слегка улыбнулся, но со стороны эта улыбка скорее выглядела грустной, - От твоих глаз не хочется отрываться, в них хочется смотреть и узнать все тайны, которые за ними скрыты.

- Странно... Я подумал почти то же самое, когда увидел твои глаза - в них отражается столько всего, не понимаю, почему ты скрываешь свои эмоции?

Вот так тихо-мирно протекал наш разговор, мы даже не заметили, как пролетело время.

- Кошмар! Димка! Уже первый час! Прости, что так напряг тебя своими посиделками - я, пожалуй, пойду домой. Тебе помочь с уборкой? - он обвел пальцем пустые тарелки и бокалы.

- Нет, спасибо, - грустно ответил я, - Я как-нибудь сам... Может, все-таки останешься на ночь, у нас район неспокойный... Хоть ты и живешь близко... Место есть, ты как? - я с надеждой посмотрел на него.

- Я точно не стесняю тебя, и все такое?

Я посмотрел на него из подлобья.

- Понял-понял, - он нервно хихикнул, - я все-таки помогу тебе с посудой.

Я водрузил грязную посуду в раковину, нашел вторую губку и передал ее Кириллу. Вдвоем мы управились очень быстро, но когда оставалось домыть последнюю тарелку, и я уже было потянулся за ней, его рука соприкоснулась с моей, так как он тоже собирался взять ее. Я попытался не обратить на это внимания, но он нежно отодвинул мою руку и принялся домывать посуду, когда я посмотрел на него, он просто улыбался, не смотря на меня.

- У меня только одна кровать, так что я постелю тебе там, а сам расположусь на диване.

- Не-а, я не согласен, - ответил он, - диван стоит рядом с окном, и ты ночью замерзнешь, так что кровать - оптимальный вариант.

- Тогда нам придется спать вместе? - я вопросительно посмотрел на него.

- Ну да, но если я тебя стесняю, то могу спокойно пойти домой. Не беспокойся, я не обижусь, да и живу я рядом. Скажи, я мешаю тебе?

- Нет... даже наоборот, - слегка смутился я.

- Спасибо, ммм... мне снова неудобно, но... - замялся он, - можно я приму душ перед сном?

- Что за вопрос? Конечно, - я показал ему дорогу в душ, выдал полотенце и отправился к себе в комнату, чтобы перестелить белье.

Быстро скинув старое и положив его пока рядом с кроватью, я достал из шкафа новое белое постельное белье с черными иероглифами, которое мне подарили, но которое я так пока и не использовал. Я снял футболку и остался в одних джинсах, и продолжил застилать кровать. Как странно - я встретил его только сегодня и уже замечтался, как буду лежать рядом с ним, разговаривать, а ведь я даже не знаю, взаимны ли эти чувства?

Вдруг что-то очень теплое и влажное обхватило меня сзади. Это был Кирилл, он снова тихо подкрался ко мне и теперь крепко обнимал меня.

- Я долго думал, пока был в душе, - его голос дрожал, - ты можешь прогнать меня прямо сейчас, но я хочу сказать тебе одно, - его голос шелестел рядом с моим ухом, его дыхание щекотало мне шею, и мне казалось, что сейчас я просто вырублюсь от переизбытка чувств, но тут он сказал то, от чего я готов был кричать от радости, - ты очень нравишься мне, не знаю почему, но ты запал мне в душу, я не хочу отпускать тебя, я... Наверное, я люблю тебя... Я никогда еще не испытывал ничего подобного, мне сложно держать себя в руках. Прошу, если я тебе хоть чем-то мешаю или сказал то, что тебя оскорбило, - прогони меня, но не молчи...

- Я... - от моего голоса он слегка вздрогнул (неужели он так хочет услышать ответ?) - Я так благодарен судьбе, что только мой столик был свободен, и ты подсел ко мне... - я развернулся к нему лицом, он был такой горячий и мокрый после душа, на нем было только полотенце, - Спасибо, что поймал меня в автобусе и позволил прижаться к себе, я даже не надеялся, что ты ответишь мне взаимностью...

Я не договорил и просто поцеловал его. Его губы были такими теплыми, что мне показалось, будто я ледышка. Он ответил на мой поцелуй и еще крепче сжал меня в объятиях. Я всем телом ощутил его жар, все вылетело из головы - теперь в ней был только фейерверк счастья и одна мысль, точнее желание... Он! Одной рукой я обхватил его за спину, другую запустил ему в волосы, из него вырвался сладкий стон. Он чуть отстранился:

- Я хочу еще кое-что тебе сказать, - он пожирал меня своим взглядом, наверное, я выглядел примерно так же, - Я соврал... Сегодня твой столик был не единственным пустым в этом кафе - рядом был абсолютно свободен, - но я хотел к тебе... Это была не судьба, это был я...

Я еще некоторое время удивленно смотрел на него, с каждой секундой все больше и больше улыбаясь. Он снова прижался ко мне и прошептал на ухо, от чего у меня подкосились ноги:

- Я люблю тебя...

Теперь он принялся страстно целовать меня. Я, отвечая на поцелуй, отступил на шаг, потянул его за собой, и мы оба рухнули на кровать. Он сразу принялся целовать мне шею, отчего я оказался совсем в другом мире. Его ласки заставляли меня сгорать, но этот огонь был прекрасен... Огонь страсти!

Он начал спускаться ниже, но я приподнялся, перехватил его губы и перевернул его, продолжая целовать - теперь я был сверху. Наши губы с жаждой смыкались, как будто пытаясь выжать из друг друга последние соки. Я сидел на нем, и мои руки обхватывали его голову, он же лежал, раскинув руки и полностью отдавшись мне. Когда я перешел к шее, он застонал и, не дав мне продолжить, резко перевернул меня на живот и лег сверху:

- Почему? Как? Ты читаешь мои мысли? - спрашивал он, - Ты делаешь именно то, что я хочу, только я об этом подумаю. Ты необыкновенный... Я хочу тебя...

Он принялся целовать мне плечи, слегка покусывая, я очень часто задышал, а он все не унимался. Я почувствовал, как Кирилл лизнул меня между лопаток, он так медленно - нежно и в то же время страстно - сделал это, что у меня побежали мурашки по всему телу, из меня вырвался легкий стон.

Кирилл снова перевернул меня, я ничуть не сопротивлялся, и принялся покрывать поцелуями мою грудь, спускаясь ниже, ниже, ниже... Кажется, он издевался надо мной, потому что делал это очень медленно, но это очень нравилось мне, и я засмеялся.

- Что такое? - удивился он.

- Щекотно, - сквозь смех ответил я, а он с дьявольски страстной ухмылкой принялся продолжать.

Вот, он расстегнул мне джинсы, одним движением стянул их и бросил в самый дальний угол комнаты - там им и место. Он принялся массировать мой член через ткань трусов, которые уже буквально разрывались от давления извне. Наконец мой любимый решил избавиться и от них - он медленно потянул мои трусы вниз, мой член буквально выпрыгнул из них, но Кирилл сдержал себя и оставил его на какой-то момент без внимания, продолжая медленно тянуть осточертевший мне кусок ткани и нежно целуя мне ноги. Теперь и трусы полетели в сторону, а Кирилл припал к желанному.

Он провел языком по всей длине моего члена, облизал головку и, заглотив, принялся сосать, а его пальцы играли с моими яичками. У меня на мгновение потемнело в глазах, кажется, я что-то простонал, но не помню что именно. Как он может делать так? Держать меня на пределе, но не давать кончить! Ко всему прочему, он стал пальцами разминать мне попку, я стал слегка подмахивать ему, тогда он высвободил мой член из плена своего рта, сорвал с себя полотенце, оголив давно готовое к боевым действиям достоинство. Он лег на меня и вошел, я почувствовал его в себе, но, удивительно - абсолютно не было боли. Закинув мои ноги себе на плечи, он нагнулся ко мне и поцеловал, а, когда он начал отстраняться, я нарочно слегка прикусил ему губу.

Кирилл снова перевернул меня, и я уже слышал, как он рычит у меня над ухом, что-то шепчет мне, но я был на пределе и ничего не слышал. Вот первая волна пробежала по всему моему телу, вторая, третья... Я чувствовал, как Кирилл прижался ко мне еще сильнее - мы кончали вместе. Через минуту мы повалились без сил.

Слегка отдышавшись и переосмыслив все, что произошло, я опять захохотал. Кирилл нежно поцеловал в шею:

- Ну, что на этот раз?

Я рассказал ему про новое постельное белье, и про то, что сегодня мы его реально "обновили", после чего мы смеялись уже вместе. Решив, что нужно все бросить в стирку, мы направились в ванную. Пока я загружал белье, Кирилл грязно приставал ко мне, и, закончив устанавливать режим стирки, я с силой и быстротой зверя накинулся на свою "жертву" и потащил в душ. Не скажу, что она очень сильно сопротивлялась, но что это была за "жертва"!

Я прижал Кирилла к кафелю и включил воду. Страстно впиваясь в него под теплыми струями душа, я стал спускаться ниже и ниже.

- Так вот, что ты скрывал все это время, - простонал Кирилл, когда я стал ласкать его между ног.

Мы поменялись ролями, теперь активом был я.

Вдоволь наигравшись, мы вымыли друг друга. Выпустив всю свою страсть, теперь я снова с особой нежностью гладил его тело, целовал его губы. Вернувшись в мою комнату, мы в обнимку повалились на кровать и тут же уснули.

***

Зачем эти воспоминания приходят вновь и вновь?! Я не хочу! Я устал! Мне больно! Я не хочу больше так жить!..

Я держу кухонный нож над венами левой кисти... Ведь это так легко - провести по ним и ждать, пока смерть не заберет тебя к себе. Я все равно не смогу жить без него, зачем мучиться?

Но я же обещал ему...


***

Кирилл снова читает от кого-то смс, меня это начинает напрягать. Не потому что я ревную его, нет, просто после каждой смс-ки он все больше и больше хмурится.

- Что-то случилось, солнце? - интересуюсь я.

- Ничего особенного, не беспокойся, - он снова улыбается, но как-то вяло, - слушай, давай поедем домой, я сегодня устал, но для одного дела я точно найду силы, - он быстро чмокнул меня в шею.

- Отлично! Мне тоже надоел этот клуб, в следующий раз лучше возьмем билеты в театр. Как же я рад, что ты перебрался жить ко мне.

- Я тоже.

Мы вышли из клуба и направились к метро. От стены соседнего дома отделилась фигура и быстро направилась к нам, через минуту перед нами стояла заплаканная девушка:

- Это на него ты променял меня?! - кричала она на Кирилла.

- Я никого ни на кого не менял, - спокойной ответил он, - я тебе уже давно сказал, что между нами все кончено, еще до того, как встретил Диму.

- Как ты мог? С парнем?! А как же мои смс?! Я же люблю тебя!

- Прости, я понимаю, но я не могу жить на поводке, я не умею насильно любить...

- И значит ты любишь его? - она махнула рукой в мою сторону.

- Да.

У девушки в руке что-то блеснуло, и она резко бросилась в мою сторону, но Кирилл заслонил меня. Секундная звенящая тишина, крик девушки, звон металла об асфальт. Кирилл медленно стал оседать на землю. Я подхватил его и медленно положил на землю. Он зажимал рукой живот, откуда толчками вырывалась кровь. Я скинул с себя кофту, подложил ее под руку Кирилла и сказал, чтобы он крепче сжимал рану, благо, он был в сознании. Я набрал номер скорой, они обещали скоро быть.

- Прошу тебя, только держись, - мой голос предательски дрожал.

- Дима... Димочка, я... - я чувствовал как ему больно, от этого мне становилось еще хуже, ведь я всегда ощущал, даже когда у него просто болела голова, а тут, - Если я умру... Обещай, что будешь жить счастливо...

- Да что ты несешь! Конечно же, ты выживешь! Да и как я смогу жить без тебя...

- Дима, прошу... обещай мне...

- Я обещаю, слышишь, обещаю! Только, пожалуйста, держись!

- Поцелуй меня...

Я нагнулся и прикоснулся к его холодеющим губам, он слабо ответил мне.

- Я тебя люблю... - он улыбнулся, и закрыл глаза. Навсегда...

Когда приехала скорая, рядом со мной лежало два трупа - девушка покончила с собой, перерезав себе горло.


***

Я сразу должен был понять, что все слишком идеально... Что все слишком красиво... Ты - словно ангел, спустившийся с небес и озаривший мою серую жизнь... Но зачем ты теперь мучаешь меня и приходишь ко мне во сне? Такой настоящий, такой живой...

Я помню этот сон от и до, как будто он был реальностью... Я стоял на кухне, у двери на балкон, где ты обычно курил, мне было очень плохо, но тут пришел ты... Ты подошел сзади, крепко обнял меня, опустил голову мне на плечо и начал напевать ту самую мелодию, что играл мне на гитаре в самый первый день. Потом я повернул к тебе голову, и ты нежно поцеловал меня, я как будто живьем ощутил это, а потом на запотевшем стекле балконной двери написал: "Я люблю тебя... Бесконечно".

Мне уже нечего терять... Я зашел на кухню, взял нож и подошел к балконной двери, чтобы резко перерезать себе вены. Напоследок я еще раз взглянул на стекло, глубоко вздохнул и... выронил нож. На стекле ровным почерком Кирилла было написано "Я люблю тебя... Бесконечно". Я упал на колени и разрыдался.

- Я тебя тоже люблю! - прокричал я, - Прости... Я такой дурак...

Легкий ветерок прошелся по моим волосам. Странно, все окна и двери закрыты! Я поднялся, открыл балконную дверь - он застеклен, и поэтому тут также тихо, как и в комнате. Я открыл большую форточку, открыл лежащую рядом пачку Его сигарет, достал одну, чиркнул зажигалкой и закурил.

- Я выполню свое обещание, чего бы ни это не стоило, а потом я встречу тебя на небесах и тогда уже никогда не отпущу!

Нет, я не стал слабее, наоборот - это моя память о нем. Пододвинув к себе поближе рядом стоящий ноут, я открыл текстовой редактор. Я помню, ты хотел, чтобы я написал нашу с тобой историю, теперь я готов. Как бы назвать? Я сделал еще одну затяжку. Точно!

На экране высветилось три слова:

"Прошлое! Настоящее... Будущее?"

Автор: The Thief Of Hearts

Изображение


25 окт 2016, 09:03
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Димка

Я пришёл с работы уставший и злой. Немного отдохнув, я понял, что мне просто необходимо расслабиться, позвонил Серёге и предложил сходить в гей-клуб. Тот поддержал идею. Мы ехали, а я думал о том, почему же мне так не везёт; ведь не урод, с головой тоже всё в порядке, но я один, а это напрягает. Серёга сначала пытался меня расшевелить, но потом отстал.

В клубе всё было как всегда: много народу, громкая музыка, танцы. Мы взяли по коктейлю и присели за свободный столик. Я огляделся. Увидев знакомую(мого) транса, кивнул головой. Серёга извертелся на своем месте, выискивая кого-нибудь, с кем можно было бы провести ночь. Ну, Серёга есть Серёга. В очередной раз оглядывая зал, я увидел одиноко стоящего парня, высокого, худенького, но широкоплечего. Лицо его было симпатичным - да нет, красивым! Я встал и подошёл поближе. Чёрт возьми, он ещё и один?! Он был красив, красив какой-то неземной красотой. План созрел моментально. Я подошёл к ди-джею и, дав ему стольник, попросил включить медленный танец. Когда зазвучала песня Уитни Хьюстон, я приблизился к парню.

- Можно тебя пригласить?

Он распахнул свои зелёные глазищи, в которых мелькнуло удивление, но потом пошёл со мной. Танцевал он очень хорошо. Держа его за талию, я ощущал тепло его тела через лёгкую ткань рубашки. Он прильнул ко мне - это возбуждало, даже очень. Что ещё гею надо для счастья? Когда музыка закончилась, я встал перед ним на одно колено, прижав правую руку к груди, и сорвал аплодисменты окружающих. Пацан выглядел ошарашенным.

- Не смущайся. Я Костя.

- Димка.

- Пойдём к нам за столик?

- Пойдём.

Когда мы подошли к нашему столику, у Сереги "отпала челюсть":

- Бог мой, где ты выкопал это чудо?

- Да вот, как старатель, нашёл самородок. Это Сергей, это Дима.

Мы сели. Димка пододвинул свой стул ко мне так, что мы касались друг друга плечом и коленом. Заказали ещё по коктейлю. Серёга всё не мог успокоиться:

- Блин, вот везет тебе! Дима, а лет-то тебе сколько?

- 18. Недавно исполнилось.

- Ну, я так и думал. Константина опять на молоденьких потянуло!

Димка фыркнул и засмеялся. Смех у него был чистым и звонким. Ай-яй-яй! Я понял, что потихоньку начинаю влюбляться в парня. Наши руки нашли друг друга, пальцы переплелись...

- О! Рождается большое советское чувство! - Серёгу понесло.

- Серёга, иди к чёрту, не порть вечер.

- Да ладно, пойду знакомых поищу.

Мы остались одни за столиком. Я подумал, что мне терять нечего, к тому же Дима мне действительно нравился, как никто раньше.

- Дима, ты красивый - очень. Почему ты один?

- Да я не знаю, - пожал он плечами. - Красивый... наверное, это не главное в жизни. Наверное, ещё везти должно.

- Да, ты прав. Я тоже один. Давно.

- Да-а? Не сказал бы. Ты тоже симпатичный. Чего им надо, этим парням?

- Большинство из них согласны, да я не хочу.

- А я тебе...

- Да, понравился! Впервые у меня возникло чувство, что мне очень повезло!

Димка лукаво улыбнулся:

- А мне? Мне повезло?

- Видно будет. Если останемся вместе.

- Хотелось бы.

- Давай уйдём отсюда, погуляем по городу?

- Пошли.

Мы ушли из клуба. Выходя, я заметил несколько завистливых взглядов постояльцев клуба. Не выдержав, я показал одному язык, чем вызвал Димкин смех. Мы шли летней ночью по центру Москвы. Нам было приятно, что мы рядом. Говорили о многом. Димка оказался начитанным, умным парнем, с которым разговаривать было одно удовольствие. Когда мы шли вдоль кремлёвской стены, я захотел его поцеловать. Димка напрягся.

- Ты чего, неприятно?

- Да нет.

- А что тогда?

- У меня... Ты сейчас уйдёшь, а я не хочу! Мне с тобой хорошо! - он вдруг заплакал.

Я прижал его к себе, погладил по голове.

- Чего ты, Димка? Перестань. Что у тебя случилось?

- У-у м-меня... СПИД.

Вот чёрт тебя подери! Почему? За что? Ну нет, я не откажусь от тебя, Димка!

- Ну и что? - спокойным голосом сказал я. - Ты же ещё жив. Я хочу быть рядом с тобой, и мне всё равно, что у тебя!

Дима поднял заплаканное лицо.

- Правда? Вот так сразу, после нескольких часов знакомства и с таким кошмарным диагнозом?

- Да! Да! Да! Я всерьёз в тебя влюбился.

И я его поцеловал в губы - очень нежно. Мы стояли обнявшись, а редкие прохожие с удивлением поглядывали на нас, но мне было наплевать. Я нашел того, кого искал так долго. Всю жизнь. И буду с ним до конца... его жизни.

Прошёл год со дня нашего знакомства, и прошёл он очень хорошо. Я подружился с его мамой. Славная женщина, она приняла меня сразу. О сыне она знала всё. Как-то мы оказались с ней наедине. Она, глядя мне в глаза, сказала:

- Костя, ты не бросай Диму, пожалуйста! Он буквально ожил, когда ты появился. Спасибо. Ему же осталось...

- Не надо. Сколько отпущено богом, столько и проживёт. И я его не оставлю. Я его люблю!

Через полгода Димке стало хуже. Он похудел, осунулся. Остались лишь огромные зелёные глазищи, прекрасные, как всегда. Мы с его мамой отвезли парня в инфекционную больницу. Я приезжал к нему каждый день после работы, а по выходным мы гуляли по улице. Потом ему стало трудно двигаться. Боже мой, тяжело было видеть, как медленно угасает любимый человек! Но Димка держался хорошо, из последних сил. Шутил, смеялся. Я, как мог, поддерживал его бодрое настроение.

Однажды я пришёл в больницу и, зайдя в палату, где лежал Димка, увидел, что его кровать пуста. Парень, лежавший с ним в одной палате, отведя глаза в сторону, сказал:

- Он умер... ночью. Он звал тебя.

Я закричал. Дико и страшно. Как больно! Димка, зачем ты ушёл? Что мне теперь делать? Как мне теперь жить?

С тех пор я один. Больше мне никто не нужен! Разве может кто-то заменить мне Димку?!

Автор: kостик (kensteen)

Изображение


25 окт 2016, 16:23
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Новенький одногруппник

"Блин, хорошо денёк начался!" - подумал я, вбегая в здание универа. И действительно, утро выдалось весёлое: сначала я чуть было не опоздал на электричку, затем полчаса простоял на остановке в ожидании автобуса и вот сейчас опаздываю на пару.

Сдав в раздевалке куртку, я пулей помчался на второй этаж. Первой парой у нас должна была быть лекция по химии. Вроде бы фигня, но это только на первый взгляд. Химичка нам попалась крутая! Внешне очень даже симпатичная, с хорошей фигуркой. Ну, в общем, красавица, ничего не скажешь. Но вот по характеру такая стерва! Ходили слухи, что она недавно с мужем развелась, поэтому к мальчикам особо дружелюбных чувств не испытывала. В общем, расклад весёлый! "Ну всё, - думаю, - если опоздаю - на завтрашней практике мне трындец!"

Звонок прозвенел пять минут назад, а я только нашёл нужную аудиторию. Пока госпожа преподаватель писала на доске свои уравнения, я незаметно просочился через дверь. Свободных парт не было, и я подсел к какому-то незнакомому мне парню на "камчатке".

- Привет! Чё-то я тебя не припомню. Ты новенький что ли? - спросил я, с интересом глядя на него.

- Ну да, я недавно перевёлся, - почему-то немного смутившись, ответил он.

- Меня Лёха зовут! - сказал я и протянул ему свою руку.

- А меня Паша, - ответил он и пожал мою руку.

Его ладони были слегка влажными и тёплыми. Я так люблю рукопожатия! Через них можно многое узнать о человеке. И у каждого свой стиль. Кто-то жмёт руку сильно, а кто-то лишь слегка сдавливает. У кого-то ладони тёплые и влажные, а у кого-то сухие и холодные. Вот так мы и познакомились.

Пашка оказался довольно общительным и прикольным парнем. Конечно же, всю пару мы занимались совсем не химией. Сначала мы просто разговаривали, затем начали прикалываться и дурачиться. Причём, как оказалось, не очень тихо - нас слышала вся аудитория. Услышала и химичка.

- Смирнов и Лазарев, вон из аудитории! - раздался, словно гром, её грубоватый голос.

Мы замолкли. Все смотрели на нас и тихо смеялись, а мы не знали, что делать.

- Я что, непонятно выразилась?! Вон из аудитории!

Мы собрали вещи и вышли из аудитории под общий хохот курса.

- Чё делать будем? - спросил меня Пашка.

- А пошли в буфет, я ужас как есть хочу!

- Не, Лекс, - он почему-то называл меня Лекс, что было очень необычно и поэтому прикольно и довольно приятно, - я не пойду, иди один.

- Это почему?

- Ну, просто.

- Нет, не просто. В нашей жизни ничего так просто не бывает! Говори, в чём дело?

- Ну, я это...

- Что?

- Ну это... в общем, я деньги дома оставил.

- И из-за этого ты в буфет не хочешь идти?

- Ну, в общем, да.

- Ну, ты даёшь, товарищ Смирнов! Давай я тебе куплю что-нибудь. Конечно, президентский обед не обещаю, но на пиццу и кофе деньги найду.

- Товарищ Лазарев, я такую еду в пищу не употребляю! - сказал, смеясь, Пашка.

Мы дружно поржали и направились к буфету.

- Спасибо тебе, Лекс!

- Ну, мой дорогой, простым "спасибо" ты от меня не отделаешься! - сказал я и схватил за руки Пашку, как-то по-дружески и немного по-детски обняв его и уронив на подоконник.

Вот так мы и продолжали наше общение. Мы были знакомы всего несколько минут, но нам (именно нам, а не мне одному!) казалось, что мы знаем друг друга уже тысячу лет и что мы вовсе не только что познакомившиеся приятели, а самые лучшие друзья. Мы подошли к буфету. Но к чьему-то сожалению, а может быть, и к чьей-то радости, в буфете оказались лишь одна пицца и один кофе.

- Ну, вот видишь - это судьба! - сказал Пашка, показывая на одну пиццу, лежащую на столе.

- Да не ссы, парень, поделим по-братски, - сказал я и взял одной рукой пиццу, а другой Пашкину руку и подтащил его к столу.

И мы начали есть. Я был зверски голоден, просто потому, что я всегда голоден. И Пашка, судя по всему, тоже. Мы по очереди откусывали куски от этой маленькой пиццы и пили кофе из одного стаканчика. Это было так классно! Казалось, что лучше нас друзей не найти.

Прошло несколько дней, а затем и месяцев. Мы с утра до вечера были вместе: вместе прогуливали пары, вместе получали двойки, вместе ходили в буфет, вместе сидели за партой и даже на пары опаздывали тоже вместе. Короче говоря, были вместе всегда и везде. В группе стали ходить слухи про то, что у нас "особые" отношения, но нам было наплевать. Мы уже просто не могли жить друг без друга.

Однажды утром я пришёл в универ в ужасном виде - нерасчёсанный, неумытый, весь растрёпанный.

- Лекс, что с тобой? - спросил Пашка, увидев меня-красавца в таком виде.

- Да я вчера выпил немного, - еле-еле ответил я.

- Да уж, по тебе видно, насколько немного!

- Паш, не надо, пожалуйста. Мне и так очень тяжело. Мне плохо, Па-а-ша-а!

Пашка подошёл ко мне, взял меня за руку и, как маленького ребёнка, повёл по коридору.

- Ну зачем же было столько пить?

- Да я не знаю. Просто. Так получилось.

- А вот сейчас тебе тоже просто. Да?

- Ну, Паша, ну, не ругайся. Слушай, я, наверно, на пары не пойду.

- Как не пойдёшь? Чё, зря ехал что ли?

- Ну почему зря? Тебя увидеть хотел!

- Ну, ладно. Раз ты не пойдёшь на пары, то и я не пойду, - глядя мне в глаза, решительно заявил Пашка.

- Здрасьте! Это с чего бы?! Давай топай на пары!

- Но тебе ведь плохо?

- Ой, ты прав, мне нифига не хорошо!

- Ну так вот. Я останусь с тобой!

- Как хочешь. Но помни - пропуски надо будет отрабатывать!

- Да уж как-нибудь отработаю. А щас мы поедем ко мне!

- А поехали! - решительно ответил я, надеясь на то, что Пашка шутит.

Но он не шутил. И мы действительно поехали к нему. Он жил где-то на окраине города, и ехать до него было где-то минут тридцать. Всю дорогу я спал на Пашке. И мне это так понравилось! Он был такой тёплый и мягкий. Мне было так хорошо. Но саму дорогу я, если честно, не помню. Помню только аромат Пашкиного одеколона и то, как он меня обнял и накрыл своей курткой. Наконец, мы приехали. Автобус остановился, и Паша кое-как вытащил меня на улицу.

- Ну всё, товарищ Лекс, мы приехали домой!

- Чё, уже?

- Ага.

Мы подошли к высокому кирпичному дому, судя по высоте, девятиэтажке. Пашка набрал номер на домофоне, дверь открылась, и мы благополучно ввалились в подъезд. Жил мой дружок как раз на девятом этаже, и, если бы не лифт, я вряд ли смог бы подняться на такую высоту. И вот - заветная дверь, небольшой коридор, и я, наконец, оказался на столь долгожданной постели.

- Ты бы хоть разделся, что ли! - раздался голос откуда-то из коридора.

- Паш, я не могу! - с трудом ответил я.

Пашка снял с себя одежду и отправился на кухню. Оттуда послышался какой-то стук - по-видимому, он что-то готовил нам поесть. Затем он зашёл в комнату и сел рядом со мной.

- Лёха, блин, вставай! Пойдём поедим чего-нибудь!

- Паш, я не хочу, вернее, не могу.

Паша снял с меня куртку. Конечно, не с первого раза, но ему это удалось. Я не мог даже пошевелиться. Я чувствовал себя очень уставшим и безумно хотел спать. Не в силах справиться с собой, я вырубился.

Проспал я, судя по всему, очень долго, потому что за окнами было уже темно. Открыв глаза, я увидел, что Пашка мирно лежит рядом и, крепко обняв меня, спит. "Устал, бедненький!" - подумал я, глядя на его физиономию.

Кстати сказать, лицо у Пашки очень красивое. Да и сам он был очень привлекательным; высокий, слегка худощавый, спортивного телосложения, с длинными, до плеч, тёмными волосами и карими глазами, он не только сводил с ума девчонок нашего универа, но и вызывал зависть у многих парней. А я гордился тем, что могу дружить (причём, так близко) с ним. И мне многие завидовали.

Одет был Пашка по-домашнему: чёрная майка в обтяжку и спортивные штаны. Я повернулся к нему и стал его разглядывать. Как же он всё-таки хорош! И мне вдруг так захотелось его поцеловать, что я просто не смог удержаться. Я прикоснулся к его обворожительным пухленьким губам, но Пашка продолжал мирно спать и никак не реагировал на мой поцелуй. И тут в меня словно вселился какой-то бес, я стал целовать его лицо, глазки, носик, губки. Вдруг Пашка проснулся и, схватив меня руками, вмиг подмял меня под себя, и оказался сверху.

- Лекс, ты чего? - спросил он меня, глядя мне прямо в глаза.

- Понимаешь, я... я тебя люблю! Я жить без тебя не могу! Ты для меня всё!

В глазах Пашки я увидел откровенное глубокое удивление, но вместе с тем понимание и даже какую-то радость.

- Ты знаешь, я давно хотел тебе сказать, но не знал как... В общем, я тоже тебя люблю!

В моих жилах закипела кровь. Сердце стало бешено стучать. Я обнял Пашку и прикоснулся к его губам. Пашкины глаза ярко горели. Он прижал меня к себе. Я слышал стук его сердца, его бешеный пульс, частое дыхание. Мы стали единым целым. Мы смотрели в глаза друг другу. Мы были в раю!

Поцелуй - что может быть прекрасней этого? Прикосновение губ человека, которого ты любишь больше жизни. Игра чувств, игра разума. Два человека сливаются в единое целое. Их любовь, их чувства, их эмоции достигают кульминации.

Потом мы, обнявшись, лежали на диване. Как же это прекрасно - лежать на груди любимого парня, который может защитить тебя от всего негативного, плохого, который всегда придёт тебе на помощь, который не бросит тебя в трудную минуту, который любит тебя и всегда ждёт.

- Малыш, я тебя люблю! - сказал Паша и нежно меня поцеловал.

- Паш, я тебя тоже люблю! - ответил я.

- А у меня для тебя сюрприз!

- Какой?

- Щас покажу! - сказал мой любимый Пашка и завязал мне глаза.

Он привёл меня в какую-то комнату и снял с глаз повязку. Передо мной стоял стол с бокалами шампанского и горящими свечами.

- Романтический ужин для нас двоих! - официально заявил Паша.

- Здорово! - ответил я и снова поцеловал его.

Мы сели за стол и подняли бокалы.

- Давай выпьем за нас! - предложил Пашка.

- Давай!

Вот так мой новенький одногруппник изменил всю мою жизнь. И конечно же, на это повлияло то самое опоздание на лекцию по химии. Казалось бы, мелочь. Но наша жизнь состоит именно из таких мелочей. Что касается нас с Пашкой, то сейчас мы живём вместе и никогда не расстаёмся, а наша любовь становится всё крепче и крепче.

Автор: Арсений Лазарев

Изображение


25 окт 2016, 16:41
Профиль Cпасибо сказано
Редактор Gay Life
Редактор Gay Life
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июн 2016, 12:49
Сообщений: 1207
Сообщение Re: Гей романтика: рассказы, истории, дневники
Первый поцелуй

Совсем недавно, буквально в начале этого года в нашей школе состоялся грандиозный праздник, которому сопутствовал не менее грандиозный концерт. Мне "повезло": все мои друзья приняли участие в этом концерте, а я только побывал за кулисами. На празднике мои близкие друзья познакомились с разными учениками из нашей школы. Среди них был Виталик. Сначала эта особа показалась мне вульгарной. Правда, все мои подруги липли к нему (хотя он был не из нашего класса) - создавалось впечатление, что они ведут себя как проститутки. Из-за этого я даже не пошёл к одной из них на её день рождения, но причину отказа не назвал, не хотел обижать девушку.

Через пару месяцев снова был объявлен концерт, "звездой" которого оказался я. Из-за критического недобора парней на одну из ролей был приглашён Виталик. Он согласился. Я не мог воспротивиться этому, так как не имел для того причин. Парень быстро выучил все песни и танцы, был всегда прикольным, весёлым. Что-то изменилось в моём отношении к нему.

Однажды мы узнали, что наш друг Димка сломал себе обе руки, и решили навестить его. Я был его одноклассником, а Виталик - другом с детства. На тот момент мы с Виталиком ещё не дружили, но уже многое друг о друге знали и общались довольно хорошо. В один прекрасный день после занятий я и Виталик заглянули к Димке.

- Привет! Как дела? - хором обратились мы к нему.

Пока мы болтали, Димка нечаянно даже задел меня гипсом по голове, но я не обиделся. Наш визит затянулся до пяти вечера, разговор перешёл на романтические темы, но о девчонках мы не болтали.

- О, я помню, мне Олег говорил, что на опушке леса есть классное место для пикника!

- Теперь я знаю, куда повести Юрку в следующий раз, - и тут же косой взгляд на меня.

Поднялся дикий ржач. Прозвучало ещё пару таких шуточек, часы пробили 5, и я должен был идти домой.

Посещая Димку, мы с Виталиком стали много общаться, звонить друг другу. Он всё время ко мне приставал. Понятно, что не за деньгами. Но всё это больше походило на шутку, чем на что-то серьёзное. По его поведению можно было решить, что он бисексуал, так как, несмотря на его приставания ко мне, из летнего лагеря он вернулся не девственником, у него был секс с девушкой, да и мою сестру он как-то попытался соблазнить. Не скажу, что у него это не вышло. Она им была восхищена, но быстро его забыла, поскольку была девушкой с характером.

Во время всех этих событий я понял главное: его шутки-приставания сделали своё дело - я начал его ревновать, по-настоящему, но молча. А что я мог поделать? Броситься ему на шею и сказать: "Виталик, не целуй её, я ведь тебя люблю!"? Ерунда, не так ли?

В один из осенних дней мы вместе с ним шли домой. Вернее, он домой, а я по своим делам. Возле выхода из школы мы встретили нашу учительницу по химии - её мы уважали и любили больше всех из учителей. Поэтому я не сопротивлялся, когда она попросила нас принести ей учебник из лаборантской по химии. Это было небольшое звукоизолированное помещение, в котором стояло много реактивов. Войти в него можно было только через кабинет химии. Как мы не искали нужный учебник - не нашли. Я достал мобилу, позвонил ей.

- Неужели я его забрала? Ой, точно. Ребятки, извините, спускайтесь, я правда его заб.. - разговор прервался - у меня села батарейка.

- Пошли уже, - потянул меня Виталик к выходу.

Дверь не открывалась, застряла в косяке. Как мы её ни дергали, как ни стучали, никто нам не открыл. Мы не могли выйти.

- Срочно позвони ей! - сказал Виталик, у него не было мобильного.

- Откуда, из реактивов?

Новые наши попытки привлечь чьё-нибудь внимание оказались бесплодными, а с 5 этажа что-то не хотелось прыгать. Наш разговор пошёл обычным путём: рассказы, воспоминания, шутки-прибаутки. В конце концов, его рука, оказавшаяся на моей попе, сильно возбудила меня, и я резко сказал:

- Виталик, хватит!

Я сидел на парте, он, улыбаясь, сел напротив меня.

- Слушай, а как ты вообще относишься к таким отношениям? - спросил он меня.

- В смысле?

- Ну, чтобы парень с парнем... ну, ты понял!

- А! - и я ему сказал то, что я думаю: человек должен сам выбирать, что ему делать, общество не должно диктовать нам условия жизни в нём.

- Вау, клёво сказано. А у тебя есть девушка?

- Была.

- И какая она? У вас был секс?

- Мы даже не целовались!

- Ты гонишь!

- Да я просто не умею!

- Ты гонишь!

- Ну, а что? У нас во дворе есть одна девчонка, и все боятся с ней целоваться, так как она страшнее атомной войны!

- Ужас, капец! Слушай, а хочешь, я тебя научу? - спросил меня Виталик ехидно и одновременно соблазнительно.

- Виталь, отвянь! - произёс я.

Но потом, набравшись смелости, сказал:

- Хотя в такой обстановке можно было бы и попробовать, ведь я уже не пацанёнок!

- Реально? Я могу - я ведь такой!

- Ну, давай.

- Значит так...

Он хотел начать объяснять мне теорию поцелуя, но я сказал:

- Делай, что считаешь нужным!

Стало как-то горячо и мокро. Виталик стоял у меня между ног (я продолжал сидеть на парте), наши губы слились. Сначала получалось плохо. Очень. Потом стало лучше. Он прерывался, объясняя, что и как надо делать. Мы увлеклись, перестали прерываться, мы просто целовались!

Время бежало, казалось, что прошло всего-то 5 минут, но в кабинете заметно потемнело. Я теребил его волосы, он проводил ладонью по моей спине, вскоре его губы уже ласкали мою шею. И тут я пришёл в себя.

- Стоп!

- Ой, блин, сорри, - он отступил назад.

Что это было? Что случилось! А, будь что будь, ведь цель достигнута - я его поцеловал. Может, для кого-то это и ерунда, а для меня это было самым важным! Я схватил его за рубашку и притянул к себе.

Совсем стемнело, я лежал на парте, а Виталик на мне. Мы не занимались сексом, решили отложить его на потом, но я чувствовал его кол, его теплоту, его запах, и мне это безумно нравилось. Он обнял меня, чмокнул в шею и уснул.

Разбудило нас то, что кто-то ковырялся в замке. Дверь открылась, и появилась техничка, а мы спрятались за шкаф. Пока она ходила за водой, мы проскользнули в дверь и решили отправиться домой, прогулять этот день, а вечером встретится, обсудить то, что с нами произошло. В общем, так я влюбился в Виталика и таким был мой первый поцелуй.

Автор: Nick S

Изображение


25 окт 2016, 16:42
Профиль Cпасибо сказано
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Рейтинг@Mail.ru
ГЕЙ ФОРУМ GAY LIFE - общение и знакомства на гей сайте, гей новости, гей библиотека, рассказы и истории геев, гейлайф, гей видео фильмы клипы и развлечения